Разведчица Елена Вавилова: дети ни о чём не догадывались

О том, как важна поддержка супруга, и о реакции друзей и знакомых на разоблачение четы разведчиков рассказала главному редактору "Правды.ру" Инне Новиковой полковник Службы внешней разведки Российской Федерации в отставке, больше 20 лет проработавшая разведчиком-нелегалом Елена Станиславовна Вавилова.

Разведчица: Как женщины выведывают тайны?

Читайте начало интервью:

Один в поле не воин

— При знакомстве с человеком вы всегда открыто выступали инициатором общения? Или это мог быть некий вами организованный процесс? Бывает, мы делаем так, что люди считают, что это их собственная идея, хотя на самом деле идея принадлежит нам.

— Да, таким методом мы пользуемся. То есть мы умеем так познакомиться, сблизиться с человеком, чтобы ему захотелось ответить каким-то образом на то, что мы для него уже сделали. Например, мы попросили человека о некой услуге и потом в благодарность делаем для него уже что-то от себя. В этом случае человек понимает: всё ясно, они просто благодарны мне за то, что я для них сделал. Хотя на самом деле такой вариант был подстроен.

Если цель знакомства изначально непонятна, то потом в процессе общения она обязательно проявится. Вот здесь как раз пригождаются бдительность и умение анализировать. То есть на каждом этапе ты должен быть готов проанализировать ситуацию, сделать какие-то выводы и, если необходимо, провести проверочную работу.

Ещё нам очень помогала работа в паре. Одному разведчику вообще трудно. Например, Штирлиц был один на задании. Совершенно пронзительной получилась сцена с женой в кафе, когда они просто встретились взглядами. Работа в одиночку — это очень тяжёлый труд, потому что ты не можешь ни с кем поделиться:

  • эмоционально — сбросить напряжение,
  • профессионально — обсудить рабочие проблемы.

Вдвоем, конечно, легче. Мы понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Как раз было очень удобно проводить вдвоём проверочные мероприятия, о которых я упоминала.

Например, мы договаривались определённым образом повести разговор. Я в беседе что-то упоминаю, вывожу разговор на нужную тему, а супруг как бы случайно её подхватывает. Вариантов существует много. Но все они, конечно, должны быть продуманы и подготовлены заранее.

Нормальная жизнь разведчиков

— Елена Станиславовна, у вас были за годы вашей жизни в Америке и Канаде друзья? Просто друзья, местные жители, к которым у вас не было никакого профессионального интереса?

— Конечно. Не все люди, с которыми мы общались, были потенциальными источниками той или иной информации. Скорее наоборот: большинство знакомых были просто нашими хорошими друзьями, людьми, с которыми мы общались, потому что наша семья жила обыкновенной, нормальной жизнью. Представьте, столько лет жить в другой стране — естественно, мы уже создали вокруг себя определенную жизнь, ореол всего. Решающую роль сыграло то, что у нас были дети. С их появлением наша жизнь стала ещё больше походить на жизнь обыкновенной семьи.

Среди наших друзей было очень много хороших семей. Более того, с некоторыми из этих людей мы поддерживаем связь даже сейчас, спустя почти десять лет, после того как случилась эта громкая история.

В тот момент, когда она произошла, многие знакомые испугались, особенно американцы. Они, наверное, начали не очень уютно себя чувствовать, узнав, что среди их знакомых и друзей оказались русские разведчики. Но есть и такие, которые восприняли всю эту историю просто как одно из житейских событий: что произошло, то произошло. Они остались нашими друзьями чисто в человеческом плане, понимая, что мы выполняли определённую работу. Так же, как их соотечественники, американцы, французы, тоже работают и пытаются разведать какую-то информацию в других странах.

Это профессия. Она довольно уникальная и необычная, но тем не менее это работа, которой занимаются во всех структурах.

— Причём занимаются достаточно много людей. Гораздо больше, чем мы думаем. Елена Станиславовна, у вас два мальчика. Как вы от них скрывали информацию? Вы в чулане разговаривали с мужем? Ведь вам всё равно нужно было обсуждать работу.

— Нет, не в чулане, потому что даже там мы не могли быть уверены в безопасности. Все обсуждения мы вели на открытом воздухе вдали от любых возможных подслушивающих устройств. Например, в ресторане тоже не поговоришь, потому что и там могут быть установлены какие-то устройства. По этой же причине в машине мы так же не могли ни о чем говорить. Поэтому в большинстве случаев мы обсуждали работу во время прогулок в парке, в лесу.

Дети росли в совершенно нормальной семье, даже не представляя, что их родители не те люди, за которых они себя выдают. Это было необходимым условием для нашей нормальной жизни и работы.

Но это, конечно, накладывало на нас как на родителей определённые сложности и условности. Однако нам хотелось чисто по-человечески иметь просто нормальную семью. Дети, прожив с нами двадцать лет, ни о чём не догадывались. И, конечно, когда всё случилось, эта история свалилась на них как снег на голову.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Марина Севастьянова