Для чего России база ВМФ на Красном море

Российская Федерация намерена создать второй после сирийского Тартуса пункт материально-технического обеспечения Военно-морского флота России за рубежом — в Судане. Почему Судан пригласил Россию? Для защиты от терроризма или от Запада? Почему выбрана именно эта, а не другая страна? Или других предложений не было? Формально в основу присутствия россиян легло соглашение, подписанное в 2018 году, однако с того времени уже многое изменилось. А что будет дальше?… Обо всем этом и многом другом "Правде. Ру" рассказал доктор политических наук Сергей Бабкин.

Читайте также: Пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Судане. Что же это за база?

— Сергей Эдуардович, 16 ноября своим указом Владимир Путин одобрил создание пункта материально-технического обеспечения Военно-морского флота России в Судане. Вы считаете, что такие базы России очень нужны, но это место — не самое лучшее. Почему?

— Я думаю, что здесь больше политики, чем прагматики. Порт-Судан находится в центральной части Красного моря. Подходы к нему: с севера — через Суэцкий канал, с юга — через Баб-эль-Мандебский пролив. А если что случится?…

— А в другие места нас не приглашают?

— Я думаю, что везде есть цена вопроса.

— А здесь бесплатно?

— Не совсем. С одной стороны, что-то бесплатно, но все равно же придется ежегодно в твердой валюте платить. Судан вытаскивает эту морковку в виде базы, когда испытывает серьезные экономические трудности.

Реалии

Сейчас там ситуация — жутчайшая. Любой источник поступления валюты им жизненно важен. Здесь, мне кажется, торг уместен.

Но если американцы предложат им побольше, они могут сделать и другой выбор. Раньше Судан очень плотно взаимодействовал с США в вопросах борьбы с терроризмом, принял на своей территории базу американского Агентства национальной безопасности по радиоэлектронной разведке.

Сейчас там — новые переходные власти, поэтому все зависит от того, как они себя поведут…

— То есть у нас с ними пока никакой конкретики нет, есть только предварительная договоренность?

— Я думаю, да.

— Так зачем это нам нужно?

— В практике военно-морского флота есть понятие "демонстрация флага", что мы здесь присутствуем. Мне кажется, что здесь больше этот аспект, а не военная необходимость.

— Корабли смогут там дозаправляться, пополнять запасы и ремонтироваться. Также мы сможет ввозить туда любое оружие. Зачем все это нужно?

— Корабли выходят на боевую службу вооруженные. Если они где-то чего-то израсходовали, то эти запасы надо пополнять. Пока наше участие ни в каких боевых действиях в этом регионе не предполагается.

Во времена Советского Союза пунктами материально-технического обеспечения на Сокотре и в Сомали пользовались главным образом корабли Тихоокеанского флота, которые ходили вокруг Азии.

Пункт про атомные энергетические установки, возможно, на далёкую перспективу сработает. Сейчас у нас почти нет надводных кораблей с атомными энергетическими установками, хватит пальцев одной руки, их пересчитать. Подводных лодок побольше, но Индийский океан — не приоритетная для нас зона.

— В чём вообще смысл создания таких баз? Есть ли перспектива?

— Вполне возможно, что это план на далекую перспективу. Если всё получится, то это перспектива лет на 35. Но что может быть через 35 лет в постоянно меняющихся условиях, конечно, никому неизвестно. Ситуация в мире меняется очень быстро и по многим направлениям. А там — очень конфликтный регион.

Риски

В самом Судане до настоящего времени действовали как минимум три горячих точки. Переходное правительство поставило цель примериться с повстанцами. Итогом переговоров стало подписание мирного соглашения, но две группировки повстанцев к нему пока не присоединились.

В районе Порт-Судана — тоже достаточно напряженная обстановка. В последний год там происходили различные межплеменные столкновения с большим количеством жертв.

Стоит вопрос — удержатся ли переходные власти, поскольку сторонники прежнего режима никуда не исчезли, они уже предпринимали попытку вооруженного выступления. Судан — страна с очень высокими политическими рисками. В любой момент там может произойти всё, что угодно.

— Но с другой стороны, было бы неплохо получить базу на пути транспортировки ближневосточной нефти на Запад. Почему все-таки Красное море и Баб-эль-Мандебский пролив, как вы считаете? Это действительно — так стратегически важно?

— Это, действительно, один из важнейших мировых торговых путей — кратчайший морской путь из Европы в Азию. Поэтому здесь как раз, с геостратегической точки зрения, база там, конечно, могла бы очень пригодиться.

Но мне кажется, что с учетом неплохо складывающихся отношений с Египтом и персонально с президентом этой страны Абдул Фаттахом Ас-Сиси было бы логичнее, если уж так нужно Красное море, договариваться с ним.

— Где и зачем, на ваш взгляд, нам нужны такие базы?

— Точно базы нужны во Вьетнаме и на Кубе. В свое время сделали неправильный шаг, уйдя из Камрани, а сейчас же везде правит бал прагматизм.

Видимо, высока цена вопроса возвращения туда. Мы не настолько богаты, к сожалению. А этот проект — все-таки реалистичен.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев