Игорь Коротченко: новое оружие определяет возможности армии

О ситуации в Российской армии, достоинствах политики Л. И. Брежнева, а также о том, чем отличаются российские генералы от американских, рассказал главному редактору "Правды.Ру” Инне Новиковой военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона” Игорь Коротченко.

Итоги года для армии

— Игорь, каким был этот сложный год для российской армии, какие вопросы обсуждались на итоговой коллегии Министерства обороны, какие ставились задачи?

— Год был действительно непростой, потому что COVID затронул всех.

  • Министерство обороны России, во-первых, разрабатывало вакцину.
  • Во-вторых, по поручению президента занималось строительством быстровозводимых многофункциональных медицинских центров, чтобы обеспечить необходимую резервную коечную емкость для больных с тяжелыми формами COVID в российских регионах.
  • Но главное — это поддержание боеготовности армии и флота, чтобы не дать возможность никому попробовать проверить нас на прочность.

Сегодня в области обычных вооружений у нас 70% военной техники в армии и на флоте — это новые образцы. Речь идет как о новых, так и о модернизированных образцах, которые по своим характеристикам подтягиваются под оружие поколения 4++ и даже, может быть, 5-го поколения. А в области стратегических ядерных сил Шойгу назвал 86% — это доля новых образцов оружия.

Именно новое оружие определяет возможности армии.

Внешнеполитический фон продолжает ухудшаться, к сожалению. Проявляется это в санкционном давлении на Россию, в усилении деятельности иностранных самолетов и кораблей, которые ведут разведку против нашей страны. Идет рост количества учений НАТО вдоль наших границ. В странах Балтии американский, британский спецназ фактически создали себе базы постоянной дислокации. Последние несколько крупных военно-политических прощупываний, прямых провокаций против России были совершены:

  • попытки нарушения российской морской государственной границы на Дальнем Востоке американским боевым кораблем;
  • американскими стратегическими бомбардировщиками B-52 в воздушном пространстве Украины было имитировано нанесение ядерных ударов по югу России, Крыму;
  • в Арктике повышенная активность;
  • постоянно заходят в Черное море военные корабли стран НАТО;
  • науськивание Украины против России.

Мы сегодня не верим в войну против России. Она вполне вероятна хотя бы из-за того, что после размещения американских систем ракетного оружия средней дальности в Европе подлетное время до цели на территории России сокращается от 3 до 5 минут. Поэтому риски неправильной интерпретации действий друг друга крайне возрастают. Тем более американцы выходят из договора по открытому небу. Из договора по ракетам средней и меньшей дальности США уже вышли.

Поэтому такая последовательность событий, к сожалению, обостряет риск не Третьей мировой войны, хотя и ее нельзя исключать, но непрогнозируемого ухудшения военно-политической ситуации, когда одна ошибка может спровоцировать полномасштабные боевые действия между НАТО и Россией.

Здравый смысл против войны

— На прошлой неделе американцы сообщили: у них ошибочная поступила информация о ракетной атаке со стороны России. Компьютерный фактор тоже значителен. Поэтому будущее получается очень опасное.

— Действительно, сбои в компьютерных системах были и у нас, и у американцев. Что такое система ПРО Москвы? Она называется система противоракетной обороны и Центрального промышленного района. Там скорости атакующих целей — это боевые части межконтинентальных баллистических ракет. Скорость — более 7 км в секунду. И огромные скорости противоракет. Участие человека минимально, поскольку компьютер рассчитывает сценарий отражения ракетного нападения и в автоматическом режиме санкционирует дальнейшую боевую работу. Поэтому для человека остается только функция подтвердить начало того, что компьютер автоматически будет работать. То же самое и американская система ПРО.

Сегодня действует горячая линия связи между Москвой и Вашингтоном, между президентами — это хорошо. Но полет боеголовки с момента старта межконтинентальной баллистической ракеты до поражения цели составляет 25-30 минут. За это время можно созвониться, проверить данные. Но когда вместо 30 минут подлетное время будет 5 минут, или в странах Балтии разместят американцы свои ракеты средней дальности — до Санкт-Петербурга там несколько минут. В этом варианте уже не остается проверочных механизмов.

Мы пытаемся, обращаясь к здравому смыслу европейцев, сказать: ребята, не размещайте у себя на территории американские ракеты средней дальности, проявите элементарную ответственность, мы тоже не будем размещать, даже когда договор прекратил действие. А как риски минимизировать, когда генсек НАТО буквально трубит о военной угрозе, идут учения?

Мы вынуждены отвечать. Но у нас генералы не милитаристы. Если американские, натовские генералы выступают с угрозами в адрес России, то у нас сдержанная риторика.

Нам не нужна война по определению. К сожалению, на Западе мы не видим стремления к диалогу.

Нам все сегодня угрожают, даже министр обороны Германии. Хотя это страна, которую мы разгромили во Второй мировой войне, она капитулировала.

Дело в том, что выросло поколение политиков, которые не помнят страха ядерной войны. Смеялись мы над Брежневым, а зря. Потому что Леонид Ильич, как сегодня выясняется, был очень ответственным, эффективным руководителем. Да, с 1979 года у него уже и речь стала невнятной, он перенес ряд тяжелых операций, ему надо было уходить. Но первоначальный этап деятельности Брежнева был очень эффективным. Мы вышли на то, что называлось "разрядка". Мы подписали ряд договоров о разоружении с США, восстановили нормальные отношения с ФРГ, Хельсинкский заключительный акт.

В результате распада Советского Союза мы потеряли стратегическое предполье, которым был для нас Варшавский договор.

Страны Варшавского договора, затем республики Прибалтики стали частью НАТО. То есть мы катастрофически ухудшили свою ситуацию с точки зрения внешних угроз. И сегодня Польша, страны Балтии открыто зовут к себе американцев с их базами, ядерным оружием, считая, что это будет гарантией их безопасности. Но это глупо.