Может, "Магнолия" не замерзнет?

Как воевать в пустыне, если там кругом песок и очень жарко? Наверное, следует позаботиться о том, чтобы экипажам тех же боевых машин было прохладно, а сами машины хорошо передвигались именно по песку. И то же самое можно сказать и о перспективах обеспечения боевых действий в условиях тундры. Вдруг придется воевать и там.

А что такое тундра и районы Крайнего Севера? Это, прежде всего, болота. Летом топкие, как и любые болота, а вот зимой замерзшие, но все равно достаточно топкие для тяжелой боевой техники. То есть проходимость боевых машин для Севера должна быть значительно выше. А как этого добиться, если, случается, в болоте тонут даже гусеничные вездеходы и… танки?

Решение этой проблемы, впрочем, было найдено уже давно. Во-первых, проходимость по пересеченной местности повышает применение транспортных средств с так называемой ломающейся рамой, а во-вторых, гусеничных сочлененных машин. То есть двух соединенных вместе гусеничных шасси, которые к тому же могут еще и смещаться относительно друг друга. К первому типу относятся машины, разработанные итальянским инженером Павези еще в начале 20-х годов прошлого века. Ну а сочлененные гусеничные машины предлагались конструкторами еще раньше.

Например, французский инженер Буаро еще в годы Первой мировой войны предложил целый "танковый поезд" из трех танков СА.1, но с двумя 75-мм орудиями в полубашне и электрической трансмиссией по типу танка "Сен-Шамон". Все три танка соединялись при помощи специальных муфт и бронированными кабелями для электропитания. В средней секции стояло два мощных двигателя и два вырабатывающих ток электрогенератора. В двух крайних танках тоже были двигатели и генераторы, вырабатывающие ток, и еще ходовые электромоторы. Главным был электротрансмиссионный блок средней части. Но при повреждении танк мог двигаться и за счет передней либо задней его частей. Но машину посчитали слишком уж сложной и дорогой, потому строить не стали.

Тогда же в марте 1918 года два инженера французской фирмы "Делайе" Луи-Гастон Сабате и Амеди-Пьер Варле получили патент FR504610 на танк из двух секций с башней, расположенной между ними. Вооруженный сочлененный гусеничный вездеход Bandvagn BV-206 в 1974 году сконструировали и выпустили специально для условий Арктики в Швеции. По программе UDES в той же Швеции также была построена и испытывалась сочлененная самоходная пушка, но на вооружение ее так и не приняли. Сочлененный гусеничный вездеход отечественной разработки ДТ10 служит с 80-х годов, машины "Алеут" — с 2018-го. На параде 9 мая по Красной площади прошли и сочлененные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь-СА", тоже для суровых арктических условий…

И вот новое сообщение: в России в 2022 году должны будут завершиться испытания новой установки, сочетающей свойства пушки, гаубицы и миномета под названием "Магнолия", которая пока находится на предварительных испытаниях, главная ее особенность в том, что это тоже сочлененная гусеничная машина. Так что специфические разработки французских инженеров, как видите, вовсе не канули в Лету, а нашли свое воплощение в металле более века спустя и для специфических условий боевых действий не где-нибудь, а именно в условиях Крайнего Севера.

Универсальная "Магнолия"

"Магнолия" — самоходное орудие калибром 120-мм, одновременно и пушка, и гаубица, и миномет, что удобно, поскольку позволяет поражать самые разные цели. Правда, считается, что специализированные системы всегда предпочтительнее универсальных. Но в данном случае такая универсализация оправдана, поскольку связана со спецификой применения "Магнолии".

Разработана машина в стенах АО ЦНИИ "Буревестник" в составе АО НПК "Уралвагонзавод". Шасси установки — двухсекционная машина ДТ-30ПМ, принадлежащая к семейству вездеходов "Витязь". В первой секции машины находится двигатель, запас топлива и отделение управления. Задняя секция "Магнолии" отведена под боевое отделение. На нем установлена башня с орудием, а также механизмы его наведения и поворота башни. При этом конструкция башни такова, что позволяет производить ее круговую горизонтальную наводку на цель, а ствол имеет максимальные углы наклона от -5° до +80°. Дальность стрельбы стандартными осколочно-фугасными снарядами составляет 8,5 км, снарядами с управлением — до 10 км и минами осколочно-фугасного действия до 7 км.

Вот тут, конечно, хотелось бы иметь дальность побольше. Потому что 7 и 8 км в современном бою, а тем более в ровной тундре, где и укрыться-то негде, это на сегодняшний день слишком мало. Необходимо повысить ее хотя бы до 15 км. Но о такой перспективе в развитии этой системы ничего не говорится. Скорострельность этого орудия — 10 выстрелов в минуту, а его боекомплект, перевозимый на машине, составляет 80 снарядов, то есть развив максимальную скорострельность, из него можно будет выпустить весь боезапас всего за 8 минут.

Считается, что основным предназначением банной установки будет поражение бронетехники противника, его живой силы и… фортификационных сооружений. Хотя какие фортификационные сооружения могут быть у противника в… тундре? Понятно, что обе секции этой САУ имеют броню. Она не может быть толстой, поскольку в таком случае проходимость этого вездехода по болотистой почве будет невелика. Но она должна защищать машину от огня стрелкового оружия и пуль крупнокалиберных пулеметов.

Сегодня, кстати говоря, у легкобронированной боевой техники появился новых враг — так называемые тяжелые снайперские винтовки калибра 12,7 и 14,5-мм, ставшие современными аналогами противотанковых ружей Второй мировой войны. Их бронебойные пули поражают бронетехнику на большом расстоянии, как, впрочем, и пусковые установки управляемых противотанковых реактивных снарядов, так что необходимо продумывать заранее, как та или иная боевая машина будет от этого оружия защищаться.

Считается, что данное самоходное орудие должно будет находиться на вооружении тех артиллерийских подразделений, что в настоящее время дислоцируются в труднодоступных районах и в заболоченной местности на Крайнем Севере. Туда, конечно, системы ПТУРС, да и снайперские винтовки крупного калибра доставить достаточно сложно. Но вот что уже сегодня очень даже легко, так это атаковать такую установку либо батарею таких установок при помощи ударных дронов, как это делали азербайджанцы в отношении бронетанковой техники и систем залпового огня армян. Тем, по сути, было нечем их защитить, и они уничтожались машина за машиной.

Рассчитывать сегодня на то, что у потенциального противника в тундре не будет таких дронов, не следует. Значит, такие орудия должны будут действовать в паре с какими-то ЗРК, которые будут обеспечивать их безопасность от нападения беспилотников-камикадзе с воздуха!

Тут надо отметить еще одно важное обстоятельство. А насколько данная машина совершеннее своих потенциальных противников, и если да, то в чем именно? Пока что можно говорить лишь о более оригинальном шасси — двухсекционном и потому более высокопроходимом. Что касается всего прочего, то в Швеции и Финляндии компании BAE Systems Hagglunds и Patria Weapon Systems еще в конце 90-х годов прошлого века сумели создать двуствольный и тоже 120-мм миномет (правда, на односекционном шасси CV90), который уже тогда развивал скорость стрельбы до 10-12 выстрелов в минуту при дальности стрельбы 13 км. Миномет, получивший название AMOS, после испытаний было решено доработать с тем, чтобы довести показатель скорострельности до 26 выстрелов в минуту. И если эта работа на сегодня увенчалась успехом, то получается… что никакого особого преимущества наша САУ иметь не будет. Но, как говорится, поживем — увидим!

Редактор: Ирина Гусакова