Иностранные эксперты: ЧВК Вагнера стоит на первом месте по эффективности

В каких странах воюют добровольцы из России, как к ним относятся за рубежом и почему именно пассионарную молодёжь нужно воспитывать в первую очередь, рассказал Pravda.Ru военный блогер Владлен Татарский.

ЧВК в поддержку России

— Сергей Лавров заявил на Генассамблее ООН, что власти Мали обратились к российской частной военной компании (ЧВК) за помощью в борьбе с террористами, но официальная Москва не имеет отношения к этому сотрудничеству. При этом на тему ЧВК в России наложено негласное табу. Почему так разоткровенничался Лавров?

— В России полно ЧВК, много граждан официально работают в этих структурах. Они в основном:

  • охраняют суда,
  • сопровождают грузы,
  • в Ираке охраняют скважины.

В России много легальных ЧОПов, которые фактически являются ЧВК. Если они что-то охраняют на Ближнем Востоке, у них потяжелее вооружение, но это не отменяет их главной функции — охрана объектов. Это ЧОП. Однако все понимают, о ком говорит Лавров, — о ЧВК Вагнера.

— Министр иностранных дел Франции сказал именно про ЧВК Вагнера.

— Да. Но Лавров не сказал: "Да, у нас есть ЧВК Вагнера". Он сказал: "Да, есть российские ЧВК. Они могут туда зайти, почему бы и нет?" Если бы он сказал: "Туда зайдёт ЧВК Вагнера, и мы признаём, что это структура нашего Минобороны или спецназ МИДа", тогда да. А так, что он сказал? Просто "российские ЧВК".

Да, туда можно прийти, устроиться, но это всё равно для определённого круга людей.

Огромное количество военных лётчиков после распада СССР за деньги воевали в Африке. Причём друг против друга.

В конфликте Эритрея — Эфиопия украинские лётчики воевали за эритрейцев, а белорусские за эфиопов. В Ливии принимало участие много белорусских лётчиков и военных.

То есть эта тема не поднималась, но она была. Наши использовали нерегулярные и регулярные формирования. В интересах России действовали в Абхазии. Перед Первой чеченской войной использовались оппозиционные группы, им давали ребят-танкистов. На постсоветском пространстве Армения и Азербайджан использовали все группы наёмников. В Сербию все ехали просто по идейным или приключенческим соображениям.

— Ты считаешь, что в принципе невозможно, чтобы российские наёмники воевали в какой-нибудь стране против политики России в этой стране?

— У нас была такая Русская освободительная армия. Это предатели, преступники, их нужно найти по всему миру, привезти сюда, судить, закрыть. Всё.

У русских есть авторитет

— Bloomberg составил список стран, в которых российские ЧВК работают: Судан, Центральноафриканская Республика, Ливия, Зимбабве, Ангола, Мадагаскар, Гвинея, Гвинея-Бисау, Мозамбик, Демократическая Республика Конго, Мали. Список напоминает участие Советского Союза в народно-освободительных войнах. Но ведь говорят, что часто там присутствуют ещё частные интересы?

— Но мы видим — в ЦАР русских любят, русские завоевали авторитет. Там был инцидент, Рогаткин с телеканала "Россия" туда ездил снимать. Его увидели с камерой, сразу накинулись.

"Это русский, это русский", — стал кричать переводчик. Тут же все расступились.

В Мали парень ("Че Гевара", как его называют в интернете) выражает мнение определённой группы народа. Он говорит: "Французы не справляются". Местные сами говорят: нам хорошо от того, что здесь будут русские, потому что они навели порядок там, там и там.

— Получается, руками частных компаний Россия какие-то вопросы в этих странах решает. Но при этом вступает в конфликт с Францией. Это нам чем-то может грозить?

— А чем нам это может грозить? Например, Идлиб примыкает к Турции, там с русскими воюют напрямую. А если сесть в машину и проехаться по побережью — в Анталии русские отдыхают, русские вывески, каждый второй говорит на русском. А русские лётчики тушат там пожары. Разница 100-150 км. Тут воюют, тут с русскими дружат.

То же самое мы с Францией в Мали будем конкурировать, но можем с Францией дружить по другим вопросам.

— Кого можно сравнить с ЧВК Вагнера по эффективности?

— Когда Фаллуджу долго американцы не могли взять, они привлекали частных штурмовиков, которым сказали: "Мужики, армия не справляется". Дали им сумасшедшие деньги и вперёд, в бой. То есть это не охрана, а зачистка, бой. Раньше это было в Африке сплошь и рядом. Но чтобы организованная структура с отрядами, артиллерией штурмовала крупнейшие города — такого нигде нет.

BBC снял документальный фильм, где американские, европейские, немецкие, турецкие эксперты ставят на первое место ЧВК Вагнера по эффективности, потому что это они переламывают ситуацию.

Природа воина

— Мы сегодня в нашей программе признаём наличие этих чудесных людей. А им этого достаточно?

— Им вообще не нужно внимание. Ордена им там дают. Это нужно в первую очередь России, потому что у нас есть пассионарная молодёжь.

Есть люди, которым нравится информатика, математика, — нужно все условия создать. Или ему нравится паять — пусть идёт, как раньше в Советском Союзе, в кружки, где паяют.

А если у человека природа воина? Ему нравится убивать врага. А ему говорят: "Ты можешь пойти слесарем в трамвайный парк". Тогда он начинает пить. Потому что нет такой жизни, какую он хотел бы.

Должна каждая категория людей в России (я имею в виду, по призванию) найти себя. В ЧВК люди живут такой жизнью, где и они убивают, и их убивают. Такого человека нужно в первую очередь воспитывать. Чтобы молодой человек, который хочет приключений, не натворил глупостей, о которых потом пожалеет в 40 лет.

Поэтому те, кто прошёл боевые "прожарки", должны ему объяснить: "Не убивай людей просто так. Тебе будет плохо. Тебя убьют тоже".

Я знал случай: снайпер развлекался стрельбой вообще по всем людям, которые мимо ходили. Когда он приехал домой, у него умер ребёнок — сердце остановилось. Такие духовные законы. А другие сделали выводы и могут сказать: "Не делай так, потому что у меня есть пример".

— Я вижу у тебя на столе две книги. Что это за книги?

— Это моя книга "Бег" — о событиях в Донбассе в 2014 году, когда всё рухнуло, хаос, ещё нет:

  • правоохранительных органов,
  • органов власти.

И война в хаосе. Вторая моя книга "Война" — здесь больше внимания именно боевым действиям, которые были в Донбассе в 2015-2016 годы, в которых я участвовал. Здесь и тактика, и переживания невоенного человека на войне, которому пришлось брать в руки оружие. Обе книги автобиографические. "Бег" вышел четвёртым тиражом, а "Война" первым.