Военный эксперт Рожин считает, что лидеры добровольческого движения предпочли уйти в тень

Начало военной спецоперации на Украине привело к подъёму в российском обществе. Подавляющая часть россиян поддержала решение президента Путина о проведении операции по защите республик Донбасса и денацификации Украины.

Несмотря на то, что нынешние события на Украине сопоставимы с событиями Русской весны 2014 года, когда жители ряда областей Незалежной выступили против государственного переворота, в нынешних условиях есть ряд существенных отличий от событий восьмилетней давности. И дело не только в накале вооружённого противостояния, которое затронуло значительную часть территории Украины. Они касаются участия в боевых действиях добровольцев из России.

Согласно социологическим данным "Левада-центра", после начала спецоперации количество россиян, которые считают, что страна движется в правильном направлении, достигло исторического максимума. В то же время это практически не отразилось на реальном количестве добровольцев, желающих помочь армии в деле демилитаризации киевского режима. Многочисленные добровольческие организации, которые объединили тысячи россиян, имеющих опыт ведения боевых действий против ВСУ и которые в 2014–2015 годах стали основой для формирования армий ДНР и ЛНР, сегодня практически отстранились от происходящих на Украине событий.

Отдельно в этом плане стоит выделить казацкие формирования, которые в своё время участвовали во многих крупных сражениях войны на Донбассе. Сейчас же они в лучшем случае занимаются сбором гуманитарной помощи, а то и вовсе отстранились от происходящего.

Многочисленные военные сборы, которые регулярно устраивают казачьи войска, а также их участие в программах обучения под эгидой минобороны, пока что не принесли видимого эффекта. В боевых действиях активно участвуют подразделения Росгвардии из Чечни, однако казачьих батальонов в Донбассе до сих пор не видно.

И здесь справедливо говорить не только о бойцах, но и о многих идеологах Русской весны. Лидеры Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай и Андрей Пинчук сейчас в основном заняты раздачей экспертных комментариев. Заместитель главы Всемирного русского народного собора и создатель телеканала "Царьград ТВ" Константин Малофеев, по всей видимости, больше озабочен судебной тяжбой с Google, чем процессом денацификации Украины.

О ситуации, возникшей в российском добровольческом движении, потенциалах его роста и взаимодействии с государством рассказал военный эксперт Борис Рожин. По его мнению, большую роль в привлечении добровольцев должны сыграть СМИ и активная медийная кампания — подобная той, которая была в 2014 году.

"Возможно это связано с тем, что сейчас требуется проведение более активной пропагандистской кампании по привлечению добровольцев. Это задача государства или различных общественных структур, чтобы более широко освещать действия добровольческих структур.

Люди едут, но этот процесс находится в такой информационной тени. С моей точки зрения, необходимо приложить дополнительные усилия для освещения процесса, чтобы он был более наглядным, доступным. Показывать, как воюют добровольцы, какие задачи выполняют, — как это было в 2014 году, когда велось активное освещение такой деятельности", — уверен Борис Рожин.

Именно отсутствие "зова" со стороны государства, отсутствие понимания того, что они нужны для защиты Русского мира, тормозит процесс мобилизации добровольцев.

"В 2014 году, когда ещё не существовало армий ДНР и ЛНР, когда российская армия не воевала, добровольцы из России находились на переднем крае. Они были в фокусе внимания, был большой интерес, освещение в центральных СМИ. А сейчас даже если они поехали, они находятся в огромном медийном потоке и их роль уже не является центральной — они могут быть на второстепенном направлении, заниматься охраной тыловых коммуникаций. Иногда банально не хватает военкоров, чтобы освещать всё", — считает эксперт.

Эксперт уверен, что на данном этапе есть все основания полагать, что в случае острой необходимости приток русских пассионариев, желающих бороться с украинским национализмом, можно очень быстро нарастить. И в этом основная роль может принадлежать и государству, и тем добровольческим объединениям, которые были созданы в течение последних лет.

"Возможно, если будет принято решение об интенсификации процесса, этот аспект добровольческого движения будет нужно подсвечивать. Почему этим не занимается тот же Малофеев, который финансировал ополчение или руководство СДД — я не могу сказать, возможно, мы просто этого не видим. Когда весь процесс находится под управлением государства, естественно, приоритет остаётся за государством и официальными структурами. Возможно, руководство СДД и тот же Малофеев не видят необходимости в своей активности в медийной сфере или просто не хотят себя выпячивать в текущих условиях. Естественно, их роль сейчас не такая, как была восемь лет назад.

Тем не менее многие люди уже вернулись:

  • Борис Литвинов — глава Компартии ДНР — занимается гуманитаркой,
  • первый народный губернатор Донецка Павел Губарев — воевал под Киевом,
  • командир "Пятнашки" Абхаз вновь командует своим подразделением.

Часть этих людей вернулась — кто-то рядовым, кто-то гуманитарщиком, кто-то командует батальоном. В новых условиях каждый находит себя в этих новых обстоятельствах по-своему", — подчеркивает Рожин.