Частные армии в России: Угроза или необходимость?

В России периодически заходят разговоры о том, что нам необходимо принять закон о частных военных компаниях. Вот и сейчас пошли разговоры, что его готовятся внести в новую Госдуму. Нужен ли он нам вообще? Обозреватель "Правды.Ру" Саид Гафуров поинтересовался на этот счет у Владимира Неелова из Центра стратегической конъюнктуры.

— Слухи ходят еще с 2012 года. С тех пор в Госдуму передали ряд законопроектов. Последний, если не ошибаюсь, весной нынешнего года. Он должен был находиться на рассмотрении, но в последний момент его снова отозвали. Причины этого, наверное, мы узнать не можем, но формально правительство Российской Федерации высказало нежелание вообще рассматривать данный законопроект.

— Но сейчас будет новая Государственная Дума, будет внесен еще один аналогичный законопроект?

— Все верно, должны быть внесены поправки в предыдущий законопроект. И скорее всего, уже в конце нынешнего года будут пытаться рассматривать новый. Но, по большому счету, это зависит в меньшей степени от Государственной Думы, здесь должны дать "добро", во-первых, силовики, которые двояко смотрят на возможность принятия подобного закона. Во-вторых, правительство Российской Федерации. А это уже вопрос очень дискуссионный — дадут они его или не дадут.

— Сама идея частных военных кампаний не вступает ли в противоречие с нашим законоположением о наемничестве? У нас же российским гражданам запрещено принимать участие в военных действиях за рубежом, да? Но явно частные военные компании будут работать не на территории Российской Федерации.

— Юридическая проблема здесь не на уровне национального законодательства, это уровень международного законодательства. В целом, военные эксперты зачастую смешивают такие понятия, как частная военная компания и наемники.

С юридической точки зрения это абсолютно неверно по ряду причин: во-первых, в данном случае речь идет непосредственно о компаниях. То есть, субъектом международного права выступает не конкретное лицо, наемник, а частная военная компания — юридическое лицо, которое заключает контракт либо с действующим правительством, либо с какой-либо корпорацией.

И второе главное отличие: мы должны понимать, кого считать наемником. Главный критерий — извлечение материальной выгоды из своего участия в боевых действиях. Того же добровольца мы не можем считать наемником. Но доказать это очень сложно.

— И для чего вообще нужны ЧВК? Чтобы помогать отправлять наших добровольцев в Донбасс или чтобы защищать месторождения "Лукойла" в Ираке?

— Они нужны государству, они нужны компаниям. В качестве заказчиков ведь может выступать государство, причем не только Россия. Подобная компания может заключить контракт и с третьим государством. Это могут быть корпорации, в том числе, нефтяные, тот же "Лукойл", "Роснефть".

Надо понимать для чего, собственно, нам нужен данный законопроект — это раз. И второе — существует несколько моделей использования частных военных компаний государством.

Мне видится, что у нас может быть принята модель, похожая на китайскую. Там есть частные военные компании, но назвать их частными язык не повернется. По большому счету они занимаются сейчас продвижением китайских интересов в Африке. Как мы знаем, Китай сейчас укрепляется в данном регионе. И происходит укрепление именно при помощи китайских частных военных компаний. Они являются частными только на бумаге, а де-факто — это полностью контролируемые китайским государством организации, по большому счету, филиал китайских вооруженных сил.

— Говорят, что в Афганистане у американцев чуть ли не треть — сотрудники ЧВК. Вы хотите сказать, что они независимы от Пентагона, Белого дома, ЦРУ?

— Они действуют в большой степени самостоятельно, они сами заключают контракты. На самом деле, смотря с кем частная военная компания заключает контракт. Она может заключать его с Пентагоном, а может непосредственно с какой-то компанией, действующей в том же Афганистане или в Ираке. А может непосредственно с правительством Афганистана, это уже будет третий вариант.

Собственно, вторая модель — как раз западная модель, она дает больше свободы действий. И контроль со стороны государства это, скорее, согласование действий. Естественно, никакая частная американская военная компания не будет действовать напрямую, без согласования своих действий с Пентагоном или с Центральным разведывательным управлением. Но сказать, что ими управляет ЦРУ или Пентагон — совершенно неправильно

Давайте для начала разграничим понятие частных военных компаний. Потому что у нас, видимо, какое-то превратное толкование о том, что частные военные компании — это исключительно наемники, которые занимаются защитой интересов того или иного государства. Они выполняют значительно большее количество функций: занимаются банально охраной и могут не принимать участия в вооруженных действиях, оказывать другие услуги, допустим, переводческие. И в этом смысле они будут близки к таким консалтинговым компаниям.

Есть компании, которые занимаются непосредственно разработкой, осуществлением стратегического планирования. Естественно, в данном случае речь идет о непосредственной координации и совместных действиях с заказчиком, которым в данном случае является условный Пентагон или ЦРУ.

О китайских же частных военных компаниях говорить тяжело, так как информации о них меньше, чем об американских, британских или любых западных просто в силу специфики их деятельности. В принципе, надо разделять, кто является заказчиком и для чего данная частная военная компания работает по контракту.

Естественно, сам контракт никто из нас никогда не увидит. Но связка — заказчик и частная военная компания, и функции, которые она, в принципе, выполняет, позволяет установить, чем данная компания занимается и чьи интересы отстаивает…

— Я знаю, что в Сирии наше министерство обороны в одно время испытывало нехватку переводчиков, и было бы разумно дать эту работу на подряд. Говорят, на Украине работу средств радиоэлектронной борьбы, перехват обеспечивают западные ЧВК. Это правда?

— Правда. Они, конечно, присутствуют, но какие функции выполняют, не всегда просто определить. Есть некоторые компании, которые разрабатывают законодательство в военной сфере, в сфере полицейских операций. Это абсолютно точно, я сам встречал такие компании. Финансирует их USAID, то есть напрямую американцы.

— И все-таки, для чего нам нужен этот закон? Вы говорите, что есть много вещей — можно охранять трубопровод в Сирии, можно сидеть где-нибудь и заниматься радиоэлектронной борьбой или радиоперехватом, можно принимать участие в боевых действиях по идейным соображениям. И закон, он что, должен быть всеобъемлющим, все это прописывать? Или наоборот что-то очень конкретное, типа расширить наш закон об охранной деятельности на внешнюю деятельность, чтобы "Лукойл" платил не американцам и англичанам, а русским компаниям, чтобы деньги за рубеж не уходили?

— Все зависит от целей, которые ставят перед собой разработчики данного законопроекта и основные его интересанты. Если хотят, в первую очередь, обеспечить, интересы нашего бизнеса, это первый вариант.

Второй вариант — это продвижение интересов Российского государства. И в том, и в другом варианте, скорее всего, нужно прописать невозможность использования частных военных компаний на территории России. Это, наверное, обязательное условие.

— А какая разница? У нас есть охранные предприятия. Взять и разрешить охранников отправлять в Ирак, чтобы они ходили вокруг месторождения. Я пытаюсь понять логику: внутри страны у нас есть положения об охранной деятельности, а за границей это уже квалифицируется как наемничество. Мы же теперь еще должны в эту неразбериху впихнуть еще и ЧВК с непонятными функциями. И как они должны будут взаимодействовать с охранной деятельностью в России?

— Поэтому и необходимо определить цель, с которой мы принимаем данный законопроект. Ее я пока не вижу. Пояснительной запиской к законопроекту, по крайней мере, как я ее видел, служил примерно следующий комментарий: во всем мире используют ЧВК, поэтому давайте и мы будем их использовать.

Ну, на мой взгляд, это неправильный подход к разработке законопроекта, тем более, такого серьезного. Давайте использовать, потому что это большой рынок, это несколько сотен миллиардов долларов. Но вопрос — пустят ли нас на этот рынок и кто нас пустит на него? И является ли это нашей целью — просто занять какую-то нишу на этом рынке, получить какую-то прибыль или же мы собираемся как-то по-другому использовать эти частные военные компании. Для каких-то операций спецслужб, к примеру.

Рецепт какой-то я не готов вам сказать. Но мне кажется, что максимально необходимо использовать все возможные варианты. Мы знаем сферу деятельности частных военных компаний, в каких областях они работают. Мы знаем примерно наши возможности. И мы должны определить цели, которые государство хочет достичь при помощи данного законопроекта. У нас здесь несколько вариантов — это продвижение интересов российского бизнеса, условно говоря, тот же самый "Лукойл". Но кстати говоря, некоторые структуры, типа "Газпрома", имеют собственные очень серьезные охранные структуры, которые работают, в том числе, и за рубежом. И кстати, давно уже ходила идея — разрешить крупным нефтяным использовать свои частные охранные структуры за границей.

Я же вообще вижу такую главную цель: в настоящее время есть ли в Российской Федерации частные военные компании? Де-факто они есть, де-юре их нет, потому что нет закона. Но когда мы имеем ситуацию, что что-то существует фактически, но никак не регулируется законодательством, то здесь два варианта — либо запретить и каким-то образом ликвидировать то, что существует фактически, либо каким-то образом их легализовать. Соответственно, вот в таком варианте можно уже точно ответить, что закон нужен.

Кому вообще могут быть нужны в России частные военные компании? Здесь на ум приходят варианты, о которых мы уже говорили -крупные компании типа "Лукойла", "Газпрома", "Роснефти" и государство. Но у него, соответственно, может быть не одно ведомство, которое нуждается в услугах частных военных компаний. Это могут быть и спецслужбы, и условно говоря, Главное разведывательное управление, Федеральная служба безопасности — для каких-то своих целей. Здесь может быть и министерство иностранных дел для обеспечения, например, безопасности каких-либо мероприятий за рубежом. По крайней мере, американцы так делают. У них огромное количество контрактов с частными военными компаниями заключает именно госдепартамент.

— Но как я понял из начала нашей беседы, у нас государство не хочет этого закона. То есть мы говорим о том, что этот закон проталкивает не государство, чтобы защищать свои интересы, а какие-то лоббистские группы. Кто эти лоббисты и чего они хотят?

— Нельзя сказать, что все государство не хочет. Существуют разные позиции разных ведомств. Даже в рамках одного министерства, того же министерства обороны, могут быть разные взгляды на эту проблему.

Например, министерство обороны вряд ли захочет принятия подобного законопроекта. А министерство иностранных дел было бы не против.

А если говорить о группах, которым интересно было бы принятие подобного законопроекта, то это, конечно, крупные компании, в том числе нефтяные. И появившиеся на рынке российские ЧВК. Не буду их называть, чтобы рекламу не делать

— А чем они вообще сейчас занимаются?

— Разные появляются сведения. Где-то до 2014-го года большая их часть занималась, например, охраной судов в пиратоопасных регионах — в Аденском заливе, например, у берегов Нигерии.

— Хорошо, подведем итог: какое ваше отношение к частным военным компаниям вообще, к их созданию в России и к новому законопроекту, который должны будут внести в новую Думу?

— Я считаю, что если есть какое-то явление, которое функционирует, его необходимо каким-то образом зафиксировать законодательно.

Но нельзя слепо копировать чужие модели, необходимо точно определиться с целями и задачами, для которых мы хотим, или не хотим использовать частные военные компании. Я сейчас ответа на данный вопрос не вижу.

Существует огромное количество рисков использования частных военных компаний, почему многие ведомства, в том числе, министерство обороны, занимают позицию непринятия в принципе данного законопроекта.

Давайте предположим, что появились частные военные компании, которые предлагают своим сотрудникам зарплаты от 80 000 рублей и выше. При этом в них нет уставщины, они могут заниматься интересным делом и получать за это хорошие деньги. Наверное, начнется отток военнослужащих в подобные структуры. То есть, это вопрос очень дискуссионный.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Сергей Валентинов

Встройте новости раздела "Силовые структуры" в свой информационный поток:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Нужны ли России частные военные компании?
Комментарии
ФСБ: Украина собиралась уничтожить Крымский мост
Грибаускайте пообещала Порошенко военную помощь и движение в НАТО
Житель Донецка рассказал о пытках со стороны задержанного Россией сотрудника СБУ
Количество коррупционеров в России увеличивается
Терпение на исходе: Ормузский пролив под угрозой перекрытия
ФСБ: Украина собиралась уничтожить Крымский мост
В Петербурге ученые создали "таблетку" против шизофрении
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
В США похоронили с почестями серийного убийцу
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
Количество коррупционеров в России увеличивается
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР