Автор Правда.Ру

"Из горящей машины они стреляют до последней возможности"

часть 1  | часть 2  | часть 3  | часть 4

64 года назад, в начале четвертого утра началась война, которую позже назовут Великой Отечественной. Сегодня мы попробуем приоткрыть одну из ее малоизвестных страниц, а именно – расскажем о тех героях, которые отважно и успешно били врага с первых минут войны. Сейчас они  незаслуженно забыты, а в обществе насаждается ложная мысль про тотальное бегство и сдачу обескураженных красноармейцев наступающим войскам вермахта.

Вниманию читателей мы предлагаем работу калининградского историка Дмитрия Егорова, специализирующегося на начальном периоде Великой Отечественной войны. Его усилиями удалось восстановить первые дни боевого пути 5-ой танковой дивизии, одной из первых встретившихся с полками вермахта. По разным причинам, история 5-ой танковой до сих пор оставалась в тени. Между тем именно с ней связаны наши первые победы в той страшной войне.

Работа публикуется с сокращениями. Полный вариант будет опубликован в книге Дмитрия  Егорова «По следам проигранного сражения. Документальная повесть-хроника о гибели в июне-июле 1941 года  3-й и 10-й армий Западного Особого  военного округа РККА и о событиях, так или иначе на это повлиявших и в той или иной степени с этим связанных».

Жене Елене и дочери Анне-Марии посвящается

25 января 1900 г. в Одессе, в семье супругов Федоровых, родился мальчик. В честь отца его окрестили Федором, вышло весьма удобно для запоминания – Федор Федорович Федоров. В 1918-м году юный Федоров вступил в ряды Красной Армии. Служил бойцом в бригаде некоего Филиппова, затем – красноармейцем штаба 45-й бригады. В сентябре 1924 г. был принят курсантом в школу механической тяги Ленинградского военного округа. По окончании учебы стал командиром взвода в 1-м автомотобатальоне МВО, затем командовал ротой и преподавал тактику в военно-автомобильной школе. С марта 1933 г. – командир батальона Московской школы танковых техников. С февраля 1935 г. – командир танкового батальона 2-й Кавказской стрелковой дивизии, с февраля 1936 г. – командир 14-го механизированного полка 14-й кавалерийской дивизии. Принимал участие в боевых действиях в Испании.

После окончания курсов усовершенствования комсостава, был назначен командиром 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, который дислоцировался в южной  Литве;

5-ая танковая дивизия находилась в маленьком городке Алитус на берегах Немана. По прибытии в Алитус  он принял дела у полковника П.А.Ротмистрова – тот назначался начальником штаба корпуса, самим же 3-м мехкорпусом командовал генерал-майор танковых войск А.В.Куркин, который формировал 5-ю в июле 1940 г. и был ее первым командиром.
Это было соединение, сформированное на основе 2-й легкотанковой бригады и имевшее около 400 танков, из них 107 средних (50 Т-34 и 57 Т-28), и 76 бронемашин. В состав дивизии входили 9-й и 10-й танковые полки, 5-й гаубичный артполк и спецподразделения. Артиллерии был полный комплект, из транспортных средств имелось 800 грузовиков, 139 спецмашин, 81 трактор, 49 мотоциклов. По данным на август-сентябрь 1940 г. из числа спецмашин было 92 автоцистерны, 25 мастерских типа «А», 19 мастерских типа «Б», 15 передвижных зарядных станций, 4 водомаслозаправщика. Еще было 7 штабных машин и 18 санитарных. Радиостанций разных типов было 231. В декабре 1940 г. на совещании высшего командного состава при подведении итогов прошедшего учебного года начальник ГАБТУ (главного автобронетанкового управления) Я.Н.Федоренко лучшими среди крупных мехсоединений РККА назвал 3-й и 4-й мехкорпуса, а лучшей танковой дивизией – именно 5-ю.

19 июня Ф.Ф.Федоров получил шифровку от Военного Совета округа о подготовке к выступлению. Соединение было поднято по тревоге, покинуло места постоянной дислокации и укрылась в лесных массивах. В военных городках (их было два – северный и южный) остались некоторые хозяйственные службы и неисправная техника, которой в дивизии  тоже хватало. Только танков Т-28, законсервированных из-за отсутствия запчастей, было 33 единицы.  Одни подразделения  находились в нескольких километрах южнее Алитуса на берегу Немана,  другие – в лесу на  восточной окраине города. 5-й мотострелковый полк находился севернее Алитуса, также в лесу, 5-й гаубичный артполк еще весной убыл под Ораны в летние лагеря. В районах сосредоточения отрывались щели и окопы, строились блиндажи, вся техника тщательно маскировалась. В оранских лагерях находились также части 29-го территориального стрелкового корпуса, развернутого на основе ликвидированной армии независимой Литвы: управление корпуса, артполк и 184-я стрелковая дивизия. Вторая дивизия корпуса, 179-я, находилась в лагере к северо-востоку от Вильнюса. Несмотря на замену на всех ключевых должностях литовских офицеров советскими, части корпуса были ненадежными и небоеспособными (за исключением некоторых подразделений, укомплектованных выходцами из бедных рабочих и крестьянских семей). Поэтому уже в первые часы войны в его дивизиях  начались массовое дезертирство и переход на сторону противника военнослужащих-литовцев со всеми сопутствующими такого рода событиям эксцессами: убийствами командиров и политработников, преднамеренным выводом из строя матчасти, стрельбой «в спину» кадровым частям Красной Армии. Некий Фриц Бельке  писал: «Литовцы, вооруженные русскими орудиями, с восторгом маршируют рядом с нашими колоннами. Население выносит в ведрах питьевую воду». Все это в конечном итоге привело к тому, что правый фланг Западного военного округа оказался почти не прикрыт со стороны Литвы. И после войны все события в Южной Литве 22-24 июня, включая и действия 5-й танковой дивизии, огласке не предавались и были фактически засекречены по причине,  которую я бы назвал  «литовский след». Над правдой в угоду конъюнктурным соображениям  возобладал принцип: не будем ворошить прошлое ради «дружбы народов».

22 июня…

Удар левого крыла  группы армий «Центр» (3-я танковая группа генерала Г.Гота была там главной силой) на стыке Западного и Прибалтийского военных округов пришелся не по монолитной советской обороне. На границе кроме пограничников и саперов находилось  всего девять  вытянутых в одну линию стрелковых подразделений с минимумом артиллерии. Это были, конечно, ничтожные силы, ни в  коей мере не способные остановить бронированный клин. В 5 часов  утра командающий 11-й советской армией  генерал В.И.Морозов отдал боевой Приказ № 01, в котором 128-й дивизии предписывалось занять 3-й и 4-й узлы недостроенного Алитусского укрепрайона на рубеже Меркине, Копцево, Курвишки и  воспрепятствовать прорыву немцев на Алитус.  Но  именно  это  и произошло.

На четыре батальона 128-й дивизии обрушились две танковых и две пехотных дивизии вермахта. Утром 22 июня после комбинированного артиллерийско-бомбового огневого налета  по позициям и местам дислокации ее частей по ней был нанесен удар колоссальной силы: в ее расположение врезались бронированные клинья 7-й и 12-й танковых дивизий, поддержанных обеими дивизиями 5-го корпуса 9-й полевой армии. Дивизия была рассечена на части и, несмотря на яростное сопротивление, разгромлена; погибли многие офицеры, командир попал в плен. Один из отрядов (стрелковый полк, артполк, разведбат и др. подразделения) занял круговую оборону в межозерном дефиле северо-западнее Сейрияй. От еще  недавно  полнокровного соединения осталось отдельные разрозненные группы, которые отходили на восток: к Неману, а затем – к Западной Двине.

Таким образом, западнее Немана на направлении удара 3-й танковой группы сражились одна только 128-я стрелковая дивизия, батальоны 126-й и 23-й дивизий, пограничные заставы и строители укреплений. Там полностью отсутствовали какое-либо единое командование, управление и координация действий, и  все части, перемешавшись, устремились к мостам через Неман, обгоняемые двигавшимися по свободному шоссе  немецкими  танковыми колоннами. Несмотря на героизм  отдельных подразделений пехоты и  самоотверженность имевших оружие кадровых саперных рот и батальонов, пограничный рубеж был прорван почти что с  ходу.

После  разгрома находившихся на границе советских частей  7-я, 12-я и 20-я германские танковые дивизии на предельной скорости рванулись к  Неману для захвата переправ. К Алитусу, в районе которого имелось  два  моста через Неман (один – непосредственно в городе, другой – за его южной окраиной), устремились 7-я и 20-я ТД 39-го моторизованного корпуса. Это была серьезная сила: хотя большинство машин в этих дивизиях были легкими, но имелся и 61 средний танк Pz-IV c 75-мм пушкой. В оперативном подчинении командира 20-й дивизии находился также 643-й дивизион легких истребителей танков (18 чешских 47-мм артустановок на шасси устаревших Pz-I).  Еще один мост имелся значительно южнее Алитуса, в Меркине (там, где в Неман впадает его правый приток река Мяркис), и к нему быстро  продвигалась 12-я танковая дивизия (командир генерал-майор Харпе) 57-го корпуса противника. Главные силы 12-й дивизии на марше к Неману были засечены самолетом-разведчиком из 13-го скоростного бомбарди-ровочного авиаполка 9-й авиадивизии ВВС соседнего Западного округа, но донести до командования эту информацию экипажу не удалось. Все три моста охранялись гарнизонами 7-й роты 84-го полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и промпредприятий общей численностью 63 человека, по 21 военнослужащему на мост. Навстречу прорвавшейся группировке по приказу командования  11-й армии выступила 5-я танковая дивизия.

Вечером 21 июня дивизия была выведена из состава 3-го мехкорпуса и передавана в непосредственное подчинение командующего 11-й армией. После выхода из района сосредоточения ей предстояло развернуться на фронте протяженностью свыше 30 километров (от Друскининкая до Алитуса) и уничтожать контратаками прорвавшегося противника. Таким образом, на нее возлагалось обеспечение стыка Прибалтийского  округа с Западным ОВО, ибо 128-я дивизия была разгромлена, а других боеспособных частей в этом районе не было. В 04:20 на Алитус был совершен первый воздушный налет. Особенно сильной бомбежке подверглись парки с остававшейся там неисправной техникой, казармы южного военного городка и аэродром формировавшегося 236-го истребительного полка (командир майор П.А.Антонец).

5-я дивизия урона почти не понесла, за исключением матчасти понтонно-мостового батальона, по халатности комбата не выведенной из парка. Для обороны предмостных позиций у Алитуса дивизия успела выдвинуться на западный берег Немана лишь минимальной частью сил, которые с ходу завязали бой с авангардом 20-й танковой дивизии противника. Подразделения 10-го танкового полка в трех километрах западнее Алитуса первыми встретили и уничтожили передовой отряд немецких мотоциклистов. Зенитный дивизион вел огонь по вражеским самолетам, но вскоре зенитчики прекратили стрельбу по воздушному противнику и переключились на танки, подходившие к Алитусу по двум шоссе (от Симнас и от Сейрияй, в обход занявших круговую оборону остатков 128-й дивизии). К мостам, по которым отходили военнослужащие из разгромленных на границе частей, командир дивизии успел направить кроме  зенитного дивизиона только один мотострелковый батальон, усиленный артиллерией 5-го мотострелкового полка. Открыв огонь с дистанции 200-300 метров, в течение первых минут этого неравного боя зенитчики подбили 14 танков.

Артиллеристы мотострелкового полка имели мало боеприпасов, поэтому результаты их огня могли бы быть значительно выше. Тем не менее, и они вывели из строя 16 вражеских машин. При обороне северного моста батарея лейтенанта Шишикина подбила 6 танков. После полученного отпора фашисты замедлили продвижение. И тогда на позиции, занятые советскими танкистами на западном берегу Немана,  обрушились бомбовые удары и артогонь. За 30-40 минут немцы подавили поставленную на прямую наводку артиллерию и сожгли находившиеся на левом берегу советские танки, после чего вражеская бронетехника прорвалась через южный мост на правый берег Немана. Вскоре были захвачен и северный мост. Их подрыв, назначенный советским командованием на 14 часов, произвести не успели. На правобережье образовалось два плацдарма. В журнале 9-й дивизии НКВД (84-й полк входил в ее состав) по обстановке к 18 часам 22 июня было записано: «Фронт противника проходит Волковишки-Алитус-Кальвария, все пункты заняты. Мосты в р. Алитус не взорваны. В районе Алитус через мосты прошли танковые части противника». Прорвавшиеся подразделения были контратакованы танковыми батальонами дивизии, которые смяли их и ворвались в Алитус. 9-й полк имел задачу задержать противника у северного моста, 10-й – у южного. У мостов, на улицах города, в его скверах и парках разыгрались ожесточенные танковые поединки.

часть 1  | часть 2  | часть 3  | часть 4

Встройте новости раздела "Силовые структуры" в свой информационный поток:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Россияне назвали Путина ответственным за нищету и проблемы
США подготовили план по развалу российских армии и флота
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
В Кремле отказались последовать условию Болтона насчет украинских моряков
Российская поисковая система "похоронила" Порошенко
Россия отвергла предложение Германии о присутствии ОБСЕ в Азовском море
Почему Конституция стала памятником несбывшимся надеждам
В Кремле отказались последовать условию Болтона насчет украинских моряков
Atlantic Council: Россия в скором времени пойдет на Украину войной и проиграет
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
Atlantic Council: Россия в скором времени пойдет на Украину войной и проиграет
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Виллу в Дубае за $8 млн нашли у бывшего вице-премьера Шувалова
ППС-43 - эффективное оружие для танкиста