Александр Воробьёв: ЧВК в России, секретность и махинации "Мара"

Арест в Минске 33 россиян из якобы ЧВК стало событием чуть ли не мирового масштаба. В России частные военные компании находятся вне закона. Однако такие фирмы всё равно действуют за пределами страны. Российская ЧВК может быть зарегистрирована в за рубежом. Охранное предприятие может выполнять некоторые функции ЧВК. Почему в России они не легализованы? Может ли их использовать Министерство обороны России? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии "Правды.ру" рассказал издатель, финансовый директор Центра стратегической конъюнктуры, эксперт по частным военным компаниям Александр Воробьёв.

Читайте начало интервью:

— Александр, Министерство обороны к частным военным компаниям не имеет никакого отношения, но ведь оно может заключить контракт заключить контракт с частной военной компанией. Это так? 

— В принципе это возможно, но мы таких контрактов не знаем. 

— Как вы оцениваете недавний арест наших граждан из якобы ЧВК в Минске?

— В Минске была определенная диверсия. Контракты с охранниками заключались через несуществующую уже организацию — компанию "Мар". 

— Почему же она была зарегистрирована? 

— У нас нет в правовом поле ЧВК, но вполне себе юридически есть общество с ограниченной ответственностью. Она была зарегистрирована в 2014 году, называлась обществом с ограниченной ответственностью "Частная военная компания Мар". 

В 2018 году она была уже закрыта, причем свою деятельность она прекратила еще в 2017 году, потому что ее исключили из реестра юридических лиц на основании того, что она год не работала, не предоставляла отчетность и не совершала операций с расчетным счетом.

Уставной капитал этой частной компании был 10 тысяч рублей. Она не могла даже нести никакой ответственности по сорванным контрактам. Чем она занималась реально, мы не знаем.

Что ее создатель фотографировался с калашом на фоне стелы Донецка, тоже ни о чем не говорит. Туда мог поехать кто угодно, как угодно. В какой-то момент границы просто не существовало.

ЧВК-афера

Дальше начинается очень опасная ситуация. Насколько я знаю, попытки украинцев работать под этой вывеской были уже давно. Сразу как только эта организация перестала законно существовать, рассылались предложения бывшим военнослужащим, спецназовцам, и добровольцам, о том, что есть замечательная работа по охране нефтяных вышек.

Можно денег хорошо поднять, работа не такая опасная, все законно и так далее. И чтобы их ничего не беспокоило, что высылали бланки, потом ставили печати от несуществующей организации.

Здесь, конечно, проявилось абсолютно наплевательское отношение наших граждан к собственной безопасности. Уж вроде бы военные люди и все, кто имел отношение к секретности, должны знать об этом и соблюдать правила, но нет…

Даже один из членов ЕСПЧ сейчас обвиняется по статье о госизмене. Вы не имеете право рассылать свои анкеты, если в ней указали номер военной части, где служили. Вы уже разглашаете военную тайну, этого нельзя делать.

Зачем засекречено известное

Когда я заканчивал Бауманку, нас на военной кафедре просто изматывали соблюдением режима секретности. Из-за этого мы даже не могли спокойно заниматься. Нам приносили в чемодане наши запечатанные тетрадки (они были прошиты), выдавали, мы в них конспектировали лекции и так далее, в конце занятия мы их сдавали.

И таким же образом мы готовились к экзаменам. Нам давали на это только два дня по несколько часов. Тоже нам приносили чемодан и выдавали тетради. Если хотя бы в какой-нибудь тетрадке, вдруг был вырван лист с лекциями, то просто выгоняли сразу с кафедры даже ленинских стипендиатов.

Этим нас просто приучали, что есть режим секретности и его надо строго соблюдать. Неважно, что эта информация есть в свободном доступе. Потому что любая информация всегда где-то есть в свободном доступе. Вопрос, что надо ограничить и не дать возможности скомпоновать.

Вот, допустим, ПГУ — Первое главное управление внешняя разведка — в конце 1980-ых годов сделало замечательную человеко-машинную систему по определению военной политической ситуации в мире. Для этого всю информацию они черпали из газет и других открытых источников, можно сказать, из мусора.

Конечно, главное — систематизировать и проанализировать информацию. Тогда можно очень хорошо понять всю ситуацию.

Поэтому всем сотрудникам, хоть сколько-нибудь связанным с секретной информацией, специально всегда пишут инструкции и напоминают устно, что если вы заполняете анкету и там указываете, где вы участвовали в таких проектах, работали в режиме секретности, номера военных частей, то этим вы уже совершаете государственную измену.

Но все равно у многих людей — наплевательское отношение к этому. А самое ужасное, что все эти охранные структуры могут себе давать любые названия, действовать незаконно и так далее.

Если мы посмотрим Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, то увидим, что организация, которая называется "Частная военная компания Мар", то увидим, что у нее был только год экономической деятельности.

Причем, они официально занимались не только охранной деятельностью, но еще и оптовой торговлей. Чем они занимались реально, мы не знаем. Но все попавшиеся на эту удочку вроде бы серьезные люди вели себя просто как идиоты.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев