Законодательство России о наёмничестве отстало от времени

О российских ЧВК много говорят, хотя в России они — вне закона, их вообще как бы нет. Или всё-таки что-то наподобие этого есть? Точно известно, что есть наши ЧВК, зарегистрированные за рубежом. Почему в России они не легализованы? К каким проблемам и конфликтам это может привести? Как это использует против нас Запад? На все эти и многие другие вопросы в прямом эфире видеостудии "Правды.ру" ответил издатель, финансовый директор Центра стратегической конъюнктуры, эксперт по частным военным компаниям Александр Воробьёв.

— Александр Викторович, с моей точки зрения, как раз наше министерство обороны активно использует эти группы ЧВК так называемых, я думаю, что и в Сирии эти группы используются как-то. Или они действительно приезжают в Сирию по найму с сирийской стороны? Или Министерство обороны лукавит? 

— Подойдем с другой стороны. Люди, которые воевали на Донбассе, они — наемники или добровольцы? — Добровольцы. Мы считаем, что они — добровольцы. Так оно и есть. Ведь на самом деле они бросали работу, некоторые ехали туда вместо отпуска и так далее. Вероятно, что без этих добровольцев не была бы решена задача.

ДНР и ЛНР не погибли, а выжили по двум причинам. Первая и самая главная причина — это то, что украинцы оказались большими раздолбаями.

А второй момент — пришли подготовленные люди, которые начали руководить артиллерийскими расчетами. Это помогало грамотно решать задачи, потому что у ополченцев дури тоже было много. Например, бывших спецназовцев могли с БТРов выбросить в чистое поле, где их накрывали минометные батареи. Много чего еще было.

Но все они были добровольцами, большинство из них ехали по зову сердца, они даже денег сначала не получали. А по статье, которая есть в нашем Уголовном кодексе, любая помощь людям, участвующим в военном конфликте, приравнивается к наемничеству. Поэтому все люди, которые послали гуманитарную помощь добровольцам на Донбасс, уже подходят под эту статью Их всех можно сажать.

— У нас законы — одна тема, а практика — это другое. 

— По нашим законам несколько лет назад посадили двух человек из так называемого Славянского корпуса (частная военная компания, зарегистрированная в Гонконге), который был сформирован из героев чеченских войн и других конфликтов. Эти ребята своим здоровьем пожертвовали ради свободы и независимости России.

Устаревшие законы — против страны и граждан

Им обещали, что они в составе Славянского корпуса поедут в Сирию и будут там охранять нефтяные вышки. Хорошая работа, не пыльная, периметр они держать под контролем умеют, деньги обещали хорошие. Но получилось так, что они попали в конфликт между противоборствующими силами и вынуждены были вступить в этот конфликт.

По прилету в Москву их оцепили, очень долго терзали, потом двоим дали реальные сроки, они сидят. Хотя они попали под этот замес случайно. Это возникает, потому что у нас законы не урегулированы в соответствии с реалиями времени, мы постоянно опаздываем.

Опять же здесь — большая проблема в нашем генералитете. Генералы готовятся к прошлым войнам, а надо готовиться к будущим. Такая же проблема была, кстати, в нашей армии перед началом Второй мировой войны. Сталин принимая новый самолет, еще в самолет не залез, а уже спрашивает: где у вас рация? А в наших самолетах даже радиоприемников не было, чтоб принять команду с земли. У немцев уже были рации, у нас не было. 

— Получается российские частные военные компании, зарегистрировавшись за рубежом, у нас существуют нелегально. Они не используются Минобороны в военных конфликтах, не встают на службу государству. Они являются фактически охранными предприятиями для охраны объектов коммерческих предприятий в горячих точках. Почему тогда Запад предъявляет претензии по работе этих подразделений России?

— Совсем недавно случилось трагическое событие в Центральной африканской республике. Туда было направлено подразделение прообраза какой-то частной военной компании, в которой из нашей страны тоже были люди. Этот отряд должен был выполнять всего лишь две задачи:

  • первая — охрана президента,
  • вторая — тренировка спецслужб республики.

Это был совершенно легальный контракт, они там не занимались никакими боевыми действиями. Французы даже снимали фильм о том, как наши инструктора тренируют силы африканской республики.

Туда решил поехать также журналист Орхан Джимале. Мы с Орханом в разных проектах участвовали с 1999-ого года, я много книг про это написал и все последние книги Джимале издавал.

Перед самой поездкой он со мной связался, я ему сказал, что из тебя сделают сакральную жертву. Потому что перед самой поездкой его приглашают на радио "Свобода" и делают с ним часовую передачу, где из него создают как бы икону военной журналистики.

Хотя это не совсем так, у него немного другая специализация. Поэтому было понятно, что что-то не то. Почему-то нашим партнерам нужен был конфликт.

Когда журналисты заехали в страну, кураторы из фонда Ходорковского заставили их просто уничтожить свои документы, подтверждающие, что они пресса. Хотя даже исламистские боевики стремятся тем или иным способом получить какой-нибудь бейджик, что они — журналисты, потому что их тогда не так дергают правоохранители.

А тут им просто отрезали все возможные мосты. Они туда ехали за другой "мертвечиной", но в результате, как я понял, ничего получить было нельзя, и их просто обнулили. Запад постоянно пытается что-то сделать с Россией, подстроить какую-то пакость. Это касается и частного военного и охранного бизнеса, потому что мы являемся возможным серьезным конкурентом на этом рынке.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев