Игорь Коротченко: Договор об открытом небе мёртв

Договор по открытому небу — всё. Для чего он был нужен? Как теперь будем следить за вероятным противником и чем отвечать на возможную агрессию? — Если рыло Дяди Сэма сунется к нам, мы должны отвечать грубой силой. Обо всем этом и многом другом Инне Новиковой рассказал главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Читайте начало интервью:

Встреча Блинкена и Лаврова — прелюдия к саммиту на высшем уровне

Игорь Коротченко: маски сброшены, иллюзий по поводу Запада больше нет

— Игорь, что вы думаете по поводу Договора об открытом небе? Обсуждался ли он в Рейкьявике? Будет ли обсуждаться на дальнейших встречах?

— Нет, этот договор мертв. Вашингтон вышел из него еще раньше. А нам оставаться в нем абсолютно бессмысленно. Мы теперь не сможем совершать полёты, они тоже…

— Это был акт ради доверия между странами.

— Это доверие пусть они свернут в трубочку и в одно место себе поместят. Это уже проходили. Мы помним Рейгана с его "доверяй, но проверяй", как охмуряли и обдуривали Горбачева.

Второй раз такой трюк не пройдет. Все уже ученые, слава Богу. Американцы вышли из этого договора. Это означает, что они в нем не участвуют.

Таким образом российские самолеты, на которых находится соответствующая аппаратура воздушной разведки и инспекционные группы, уже не смогут совершать полеты над территорией США и получать необходимую информацию. Это был формат ведения легальной воздушной разведки.

— Но она же была обоюдная.

— Она была обоюдная, но теперь мы летать над территорией США не сможем, а НАТОвские страны, союзники США, если бы мы оставались в этом договоре, могли бы проводить инспекционные полеты над российской территорией.

И разумеется, все полученные ими данные тут же отправлялись бы в Пентагон. В этих условиях Россия выходит из этого договора абсолютно оправданно. Это — адекватный и единственно реальный вариант реагирования на события.

Компенсация воздушной разведки

Вопрос заключается в том, как мы будем теперь компенсировать утрату возможностей проведения инспекционных полетов с точки зрения получения необходимой информации по вооруженным силам стран-членов НАТО и военной активности в этих странах.

Будем компенсировать перенацеливанием и какими-то методами космической разведки. Соответственно, российская спутниковая разведывательная группировка будет сориентирована на решение ряда дополнительных новых задач и функций.

Кроме того, у нас есть система наземной электронной разведки. Она так же будет переориентирована. Национальные технические средства контроля, которыми располагает Россия, по-прежнему позволят нам получать необходимый объем информации по странам НАТО, включая Соединенные Штаты Америки.

— Кстати, вы Рейгана вспомнили по другому поводу, а на днях бывшая советница Рейгана, конечно, девушка уже вполне в годах, обратилась к Путину и попросила российское гражданство. Она разочарована в американском режиме. Не прошло и 40 лет…

— Да, долго думала и вот, наконец, решила. Но мы понимаем, что это — такой дипломатический и политический курьез. Массово они уезжать к нам не хотят. Недвижимость в Крыму и в Подмосковье покупать не хотят.

Россия рассматривается как враг. И мы должны рассматривать США как военного противника. Там, где можем, договариваемся, там, где не можем, жестко отстаиваем свои интересы. А если необходимо, должна быть в руках дубинка.

Дубиной Тора по рылу дяди Сэма

Если рыло дяди Сэма сунется в двери нашей квартиры, мы должны этой дубинкой очень хорошо отработать для того, чтобы они к нам не совались со своими ценностями так называемыми и с навязываемой демократией, которую они хотят привнести на крыльях своих самолетов.

Их будут встречать комплексы С-400, "Бук-М3" и "Тор-М2". — Вот чем мы будем встречать американскую авиацию, если она вдруг к нам сунется.

Недавнее заявление белорусского генерального штаба о том, что американские самолеты, стратегическая авиация отрабатывает, в том числе, нанесение ударов по военным объектам в Республике Белоруссия, наглядное свидетельство того, что и белорусы, наконец-то, поняли, откуда исходит угроза миру.

Разумеется, в этой ситуации мы должны усиливать потенциал объединенной системы ПВО России и Белоруссии. Мы поставляем Белоруссии комплексы "Тор-М2". Это очень хорошие — надежные и эффективные — комплексы малой дальности.

В зоне своей ответственности они работают как роботы-автоматы, уничтожая абсолютно любые атакующие цели, с вероятностью, которая приближается к 100%. Первый дивизион "Тор-М2" будет направлен на защиту воздушного пространства над Белорусской АЭС.

Если надо, и дальше будем продолжать поставки комплексов "Тор-М2" в родную нам Белоруссию. Сегодня видим, как поменялась риторика Александара Григорьевича Лукашенко по сравнению с недавним временем.

— В очередной раз.

— Сама жизнь толкает нас в объятья друг к другу. Поэтому будем усиливать ПВО.

— Он — то в объятья, то обратно бежит.

— Конъюнктура. Но теперь белорусский генштаб заявляет, что видит серьезную угрозу от полетов американской стратегической авиации, которая намерена атаковать Белоруссию. Такие заявления просто так не делаются. Поэтому надо укреплять нашу совместную оборону.