Экс-генерал Разведки СССР: в нашей стране быть агентом спецслужб почётнее, чем в США

О том, как работали сотрудники ПГУ и их коллеги из Контрразведки КГБ СССР за рубежом и на территории нашей страны, рассказал генерал-майор Первого Главного Управления Разведки Бартеньев Александр Николаевич, который, к сожалению, ушёл из жизни в 2018 году, но перед смертью, успел дать это интервью нашему изданию.

— Александр Николаевич, почему на Западе и в США быть агентом спецслужб почётно, а у нас в стране добровольные помощники разведчикам и контрразведчикам считаются "стукачами"?

— Я должен вас разочаровать, поскольку и на Западе, и в США не всё население любит тех граждан их стран, которые сотрудничают со спецслужбами.

При всех издержках истории нашей страны её органы безопасности находились в уникальном положении. Сотрудники Разведки и контрразведки, за редким исключением людей, у которых были причины их ненавидеть, пользовались огромным уважением.

К Полиции и Контрразведке Франции её граждане относились гораздо хуже, чем наши граждане к спецслужбам нашей страны. В США к сотрудникам ЦРУ и ФБР население относится тоже хуже, чем население нашей страны к нашим разведчикам и контрразведчикам.

— В чём причины такого разного отношения к спецслужбам в разных странах?

— В нашей стране на работников, как разведки, так и контрразведки, а также наших военных, смотрели как на защитников своего Отечества, поскольку на протяжении всей истории СССР органы безопасности вносили громадный вклад в дело независимости и защиты своего государства.

Ни одни спецслужбы стран Запада не внесли подобного вклада в историю своих государств. Они стояли не на защите и безопасности своих стран, а выполняли задачи, которые перед их руководством ставили правящие классы в угоду своих личных интересов.

Органы безопасности нашей страны, кроме защиты правящей в СССР Компартии и её руководства от Сталина до Брежнева и т. д., в определённые периоды защищали наше государство. Так было и во времена Великой Отечественной войны, и в другие непростые периоды истории СССР. Ни в одной стране мира разведчики не пользовались таким уважением и авторитетом, как в СССР.

Неслучайно о сотрудниках Разведки СССР были сняты такие серьёзные фильмы, как "Подвиг разведчика", "Вариант Омега", "Синдикат 2", "Семнадцать мгновений весны" и многие другие. На Западе же о разведке снимают или боевики, или ужастики, или пародии типа комедий о Джеймсе Бонде.

У меня с представителями французских СМИ, которые где-то прочитали о российских сотрудниках спецслужб книгу "Наши славные чекисты" и стали высмеивать это определение деятельности наших спецслужб, была весьма бурная дискуссия. Я сказал, что им не понять этого определения и не понять, почему советские люди уважают и прославляют подвиги наших разведчиков и контрразведчиков, которые работали в разные времена истории нашего Отечества. А у вас, я заявил французским журналистам, этого нет, и никогда не будет, так уж сложилось исторически.

Да, отношение народа к спецслужбам во всех странах развивалось по синусоиде.

— Что значит, "по синусоиде"?

— Например, в США было время, когда американцы ненавидели ФБР, а агентов контрразведки своей страны считали "стукачами", особенно в годы маккартизма — охоты на ведьм. Этот период пришёлся на послевоенные годы истории США, с 1945 по шестидесятые, директор ФБР стал в народе своей страны пугалом, им детей пугали.

И у нас в СССР негативное отношение к органам безопасности было связано с годами репрессий. Органы безопасности СССР оказались инструментом политической борьбы за власть в нашей стране и стали исполнителями воли тех представителей власти, которым надо было устранить своих конкурентов или навести нужный им порядок.

Да, наряду с разведкой и контрразведкой в спецслужбах сталинской поры были подразделения, которые занимались и борьбой с политическим инакомыслием, и диссидентами. В тридцатые годы двадцатого столетия существовали подразделение СПО — секретно политический отдел, также Пятое Управление КГБ СССР. И в тех же органах безопасности имелось Управление Государственной безопасности, куда входили подразделение, которое занималось контрразведкой.

И вот, что интересно: подразделения, которые занимались чистками, репрессиями, они же преследовали сотрудников КГБ, работавших в разведывательных подразделениях. И жертв, в процентном отношении, среди сотрудников НКВД — МБ СССР было не меньше, чем в других слоях общества.

В тридцатые годы из 32000 сотрудников НКВД, работавших в системе госбезопасности, было уничтожено 24000 человек, то есть, было казнено 96% личного состава Государственной безопасности страны.

Я повторюсь, что в СССР к тем агентам КГБ, которые работали на контрразведку и работали по иностранцам и по представителям иностранных спецслужб было уважительное отношение. "Стукачами" в нашей стране называли не всех агентов КГБ, а тех, кто "стучал" на своих коллег и товарищей.

— А все ли представители российских СМИ это понимают?

— Не все, конечно. Я хочу отметить, что представители СМИ, вроде покойного Юрия Щекотихина или ныне здравствующей Н. Геворкян, без разбора "стукачами" называли всех агентов. В своё время, Юрий Щекочихин развязал войну с агентурой органов безопасности и в качестве одного из примеров выдвинул человека, который был водителем британского посла в России и при этом работал на КГБ. Юрий заставил этого человека покаяться и признаться в работе на контрразведку КГБ и рассказать об этом англичанам. А что преступного сделал этот человек? Он занимался достойным делом, работая в Посольстве Британии среди англичан, которые никогда не относились дружески ни к СССР, ни к России. И сейчас не относятся.

— Вы имеете в виду "Дело Скрипалей" или заговор ещё в 1918 году Роберта Брюса Локкарта, целью которого было убийство в Большом театре правительства большевиков во главе с Лениным?

— Британская разведка и британские дипломаты, что работали в СССР и в России, не делали добрых дел. Разные периоды были в нашей истории, сейчас СССР нет, а они, как работали, так и работают против нашей страны, а это значит, что дело не в идеологии и не в том, какой флаг развевается над Кремлем, и кто стоит во главе России.

Дело в противостоянии между нашими странами. А оно было, есть и будет на протяжении многовековой истории. Так было пятьсот лет назад, так будет и в будущем.

И, возвращаясь к Щекочихину, Юрий не понял, что водитель посла Британии занимался нужным, очень благородным делом, защищая интересы своей Родины, вёл наблюдение за поведением сотрудников Английского представительства, а не, работая в каком-то коллективе, "стучал" на своих коллег.

И, когда Юрий уже работал в комиссии по расследованию убийства В. Листьева, его спросили: а почему следствие не может раскрыть это дело? Щекочихин, краснея, ответил, что, да, не может.

А не можем, потому что такие дела, как заказные убийства или взрывы домов на Гурьянова — террористические акты, и раскрываются они, в значительной мере, благодаря агентуре, с её помощью. Нет у спецслужб агентуры — такие дела никогда не только не раскрыть, предотвратить невозможно.

— Но, почему же?

— Потому что агентура, в отличие от других оперативных средств, может предотвратить теракт. Если она даст предупреждающую информацию: подвезли из Чечни взрывчатку и где-то сняли квартиру. А это может сделать агент, внедрённый в эти террористические сообщества.

— Значит, и руководство спецслужб РФ не понимало, как надо поступать с агентурой?

— Савостьянов, когда стал начальником Московского Управления МБ РФ, заявил, что мы пойдём другим путём: откажемся от позорной практики и грязных методов КГБ СССР, не станем вести прослушивание телефонов, не будем читать чужие письма, откажемся от агентуры в связи с тем, что она нам не нужней опер. техники. В результате, довёл Россию до невиданного до этого всплеска преступности.

Оперативные средства и агентура дают возможность получить предупреждающую информацию. Ведь поздно заниматься взрывами в Москве после их свершения. Поэтому нельзя, резюмируя, сказать, что где-то есть идеальное понимание возможности работы спецслужб или всех видов деятельности оперативных агентов, а где-то этого нет. Как я уже сказал, всё идет по синусоиде.

— А почему фильм "Кобра" со Сталлоне в главной роли восхваляет работу агентуры ФБР и показывает работу американской контрразведки в лучшем виде?

— Такие фильмы являются заказными, так же, как и в советское время у нас в стране тоже снимали фильмы по заказу. В титрах писалось — фильм снят по заказу Министерства обороны, или по заказу МВД, или Гостелерадио. В нашей стране это можно проследить по истории. Допустим Главное Полит. Управление Министерства обороны

СССР замечает, что падает престиж Советской Армии, молодёжь неохотно идёт служить в армию, и чтобы поднять престиж вооружённых сил страны, появляется фильм "Максим Перепелица" или "Иван Бровкин", в которых показано, как в армии хорошо. А потом идут фильмы США, где показана дедовщина в армии, а они сняты явно не по заказу Министерства обороны СССР. Эти фильмы шли уже в постсоветское время, в иностранном варианте "Рекруты", а в нашем — "Ать, два, смирно", где показаны дедовщина в российской армии и убийство "стариками" молодых призывников. Представители Минобороны РФ, посмотрев этот фильм, спохватились и опять дают заказ на снятие фильма о том, как в армии России хорошо.

Так же происходит и в США. Допустим, Гувер, директор ФБР, в связи с какими то негативными событиями внутри США, делает заказ и даёт деньги на снятие фильма, в котором должно быть показано, как хорошо работает Федеральное Бюро Расследования.

— А Эдвард Гувер давал заказ на снятие фильмов режиссёрам, которые были его агентами, работающими в среде творческой интеллигенции, и требовал, чтобы эти фильмы восхваляли работу ФБР?

— Практика работы ФБР была скомпрометирована многократно. Федеральное Бюро Расследования работало против компартии США и в симпатиях к идеям коммунизма были обвинены люди, далёкие от идей коммунизма. Этим и отличалась эпоха Маккартизма по расследованию антиамериканской деятельности в конце сороковых и в пятидесятых годах прошлого столетия, когда пострадали многие деятели искусства.

Многие американцы либеральных взглядов тоже попали в чёрные списки. Многие профессии запрещались. Над людьми, попавшими в чёрные списки, устраивались судилища, вот в их среде и работала агентура ФБР. Федеральное Бюро Расследований работало и против Движения за гражданские права цветного населения. Не зря же ФБР подозревали в убийстве Мартина Лютера Кинга.

Во все политические течения США Гувер внедрил агентуру своей спецслужбы. А когда началась самая грязная в истории США война во Вьетнаме, и в американском обществе возникли антивоенные настроения, ФБР стало бороться с теми организациями, которые призывали прекратить эту войну, отказываться от службы в армии.

Агенты ФБР проникали в профсоюзы и студенческие движения. Ведь в положении ЦРУ записано, что на территории своей страны оно не имеет права работать, и когда оно проявляло какую-то деятельность, ФБР ловило его за руку. И в такие моменты отношение у населения США было негативным. Тогда и появлялись книги и фильмы о пользе деятельности сотрудников ФБР, о том, как это ведомство борется с террористическими сообществами, с наркосиндикатами, как разоблачают граждан, занимающихся антиамериканской деятельностью.

— В одной из телепередач "Камера смотрит в мир" журналист из США заявил, что сам Э. Гувер был связан с королями мафиозного бизнеса и с теми, кто строил свой бизнес на продаже контрабандного спирта с Кубы во время сухого закона в США.

— Про Гувера много всякого говорили. Американский журналист Рей Такер в своих публикациях утверждал, что директор ФБР Э. Гувер живёт со своим первым замом, предписывая Гуверу гомосексуальные наклонности. Да и в других грехах его тоже обвиняли. Возможно, какие-то грехи и имелись у него.

В течение полувека Гувер возглавлял своё ведомство, и за такое время он мог сотворить много добрых и недобрых дел. И не будем забывать, что у человека с таким положением, как у него, есть не только друзья, но и враги, хорошо осведомлённые и обладающие информацией на многих людей, в том числе, и на высокопоставленных.

Так же, как и в России, собирается компрометирующая информация на всех, от сотрудников Генпрокуратуры до олигархов. Компромат собирают и в США, и кто-то из врагов Гувера имел компромат и на него.

— А во время избирательной компании президента РФ или США руководители спецслужб должны быть людьми избираемого кандидата в президенты?

— Естественно, любой руководитель государства, чтобы чувствовать себя уверенно, должен быть уверен и в руководителе любой спецслужбы, и что спецслужбы его государства лояльны к нему. А, чтобы так и было, во главе спецслужб должен стоять тот их руководитель, которому этот глава государства полностью доверяет.

Меняется глава государства, так было у нас в стране, и если руководитель спецслужбы из его команды, то он остаётся. Если же он не вызывает доверия главы государства, то его обязательно меняют на человека из политической команды нового главы государства.

Э. Гувер, пятьдесят лет занимая кресло директора ФБР, пережил более десятка президентов США, и какое-то время он их всех устраивал, поскольку умел работать не только с действующими президентами, но и с будущими кандидатами в президенты США. Гувер был на своем месте, ведь в разные годы истории США ФБР решало разные оперативные задачи. Было время, когда в течение десяти лет оно занималось только борьбой с преступностью, и тогда Гувер не лез в политику.

Политическими делами ФБР стало заниматься только с начала Второй Мировой Войны, когда в ведомстве был создан отдел по борьбе с иностранным шпионажем, а Контрразведка — это уже политика. Это не уголовная преступность, а политическая преступность, потому что в шпионаже замешаны другие державы. И с этого времени ФБР стало заниматься противостоянием германскому, японскому, позже и советскому шпионажу, и Гувер стал всё больше и больше брать на себя решение политических вопросов.

После окончания Второй Мировой войны ФБР увязало вопросы противостояния советскому шпионажу с борьбой с коммунистической партией США и начало заниматься политическим сыском. И тогда Гувер, как человек, причастный к политической деятельности, стал ещё более интересен последующим президентам США. Круг оперативных задач, решаемых ФБР, расширялся, а Гувер приобретал всё больший политический вес и влияние, и даже ненавидевший его Джон Кеннеди не мог снять Гувера с поста директора ФБР и убрать его из политики.

— Тем более, что ряд серьёзных документалистов США, взявшись за расследование убийства Джона Кеннеди в Далласе, находили документальные подтверждения тому, что между кланом Кеннеди и директором ФБР Э. Гувером шла невидимая борьба, и будучи министром юстиции США Роберт Кеннеди установил негласное наружное наблюдение за одним из боссов нью-йорской мафии на выявление тесных экономических отношений с Э. Гувером.

— За отставку Э. Гувера с поста директора было организовано несколько кампаний, но он оставался пожизненно на своём посту. А вот уже после Гувера началась чехарда с заменой руководства ФБР. Каждый новый президент США на пост директора ФБР приводил своего человека. Рейган назначил директором ФБР Уильяма Кейси, другой президент — Джеймса Вулси, кстати, этих руководителей перемещали руководить ЦРУ.

В руководстве наших спецслужб тоже были, как и Гувер, долгожители. Когда-то Сталина устраивал Берия, долго руководил КГБ Ю. Андропов, поскольку он входил в близкое окружение Л. Брежнева. Сменивший Сталина на посту Генсека ЦК КПСС Н. Хрущёв менял руководство КГБ. Руководителями КГБ были его люди: Серов, Шелепин, Семичастный. Они руководили спецслужбами по три-пять лет.

— А на территории США, как объект вербовки, сотрудник ФБР представлял интерес для вашего Управления ПГУ КГБ СССР, и именно оно могло заниматься его вербовкой?

— В Резидентуре ПГУ в любой стране вербовкой работников спецслужб занималось "Управление Внешней Контрразведки". Естественно, у сотрудников этого Управления "К" в работе по вербовке была система приоритетов. Кто-то из этих сотрудников представлял для нас больший интерес, кто-то меньший, всё зависело от должности, которую они занимали в спецслужбах, от принадлежности их к разным ведомствам. Представители разведки и контрразведки были для нас важнее, чем представители дорожной полиции, которым мы тоже могли найти применение в нашем деле.

— Каким образом Вы или ваши коллеги из Управления "К" могли в своём деле использовать сотрудников полиции?

— Например, сотрудник полиции, работающий в жилом секторе какого-то района, может быть интересен разведке тем, что, имея удостоверение и форму, он сможет делать установки: найти вербовщику нужного человека, для тех, кто его завербовал, проверить любой адрес.

У какой-то разведки появился сигнал, что в каком-то доме происходит что-то странное или подозрительное, ведь в некоторых домах находятся явочные квартиры для встречи разведчиков с их агентами, где нет вывески, но там размещены подразделения спецслужб.

Завербованный сотрудник полиции может провести разведку с целью узнать, что в этом доме может происходить. Прикрываясь своим удостоверением, он может выяснить, что произошло с агентом, не вышедшим на связь со своим оператором.

Так участковый или полицейский, в зависимости от того, где происходит эта операция, у нас в стране или за рубежом, может выяснить судьбу агента. Под видом сотрудника уголовного розыска он может поговорить с соседями и выяснить: умер агент, или он арестован, и если арестован, то за что. Если агента арестовали за то, что он, находясь за рулём, сбил человека, то это уголовщина, не связанная со шпионажем, и тогда сотрудник разведки спокоен, а если его арестовало ФСБ, то это провал.

Если разведка следит за нужным ей человеком, а он ездит на машине, то номер его машины и её описание даётся дорожному полицейскому или гаишнику, и они на нужного нам человека собирают информацию, или могут на служебной машине провести за ним наблюдение. Ведь разведка США не может в Москве свободно и квалифицированно организовать наружное наблюдение за российским гражданином. Если они подозревают, что их агент двойник, ведет двойную игру, то дают ему задание. А, поскольку сотрудника Посольства не отправишь следить за неблагополучным агентом, то вербуют для этой цели сотрудника охранного или сыскного агентства.

Мы, работая за рубежом, делали так же: находили человека, уволившегося из контрразведки своей страны или из полиции, давали ему денег, он открывал частное детективное агентство, зарабатывал деньги и работал на нашу спецслужбу.

Так что, Разведке полезен любой человек.

Есть люди, имеющие доступ к информации о деятельности какой-то спецслужбы, и здесь свои приоритеты. Человек может непосредственно работать в ЦРУ США в Советском отделе или возглавлять его, как Эймс. Нам интересен сотрудник, предложивший свои услуги, работающий в ЦРУ, но занимающийся Гватемалой. Гватемала нам не нужна, и мы ставим перед этим сотрудником задачу, любым путём перейти в другой отдел его спецслужбы, в Европейский или Советский. Мы тоже думаем, как ему это сделать.

Есть агентура из спецслужб, которую мы называем вспомогательной. Это установщики, наблюдатели, они тоже полезны в нашей работе. Установщики могут поставлять технику.

Полицейскому, работающему в дорожной полиции, мы ставим задачу найти нам человека, который работает в контрразведке. Он встаёт у здания местной контрразведки и видит, как из здания выходит сотрудник этого ведомства, садится в машину и отъезжает. Полицейский, запомнив номер его машины, по нему пробивает этого сотрудника, узнаёт всё о его семье, и подробную справку передает разведчику. Разведчик обдумывает, как и где можно вступить в контакт с этим человеком. Зная, что он посещает какой-то бассейн или клуб, разведчик тоже начинает посещать эти места или отдаёт своего ребёнка в тот же детский сад, что посещает ребёнок заинтересовавшего нас человека. Таким образом, устанавливается знакомство.

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте MilitaryPravda в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах в ВКонтакте, Твиттере, Одноклассниках, YouTube...