Автор igor_k

ФСБ будет подавлять идеологию террористов

Российские спецслужбы будут бороться с террористами не только силовыми методами, но и с помощью идеологического оружия массового поражения.

То, что в арсенале иностранных разведок есть практика использования неправительственных организаций (НПО) как для добывания разведывательной информации, так и в качестве инструмента оказания скрытого влияния на политические процессы, известно как специалистам, так и, благодаря масс-медиа, рядовым гражданам. Но настоящей головной болью для спецслужб большинства стран стало то, что этот же приём активно используют в своей деятельности и террористические организации.

Примеров тому немало. Известен случай, когда милицейский патруль в Грозном обратил внимание на стоящую на пустыре машину. Услышав требование предъявить документы, двое из сидевших в авто людей скрылись, оказав вооруженное сопротивление. Третьего, Саламбека Евлоева, удалось задержать. При нем находилось удостоверение международной неправительственной организации Word Vision. В багажнике автомобиля обнаружили целый арсенал, в том числе два автомата Калашникова, три пояса со взрывчаткой. При этом сам Евлоев на допросах утверждал, что его подельники также сотрудничали по контракту с Word Vision.

Наверняка, подобные истории случались и в США. По крайней мере ничем другим нельзя объяснить появление летом прошлого года уведомление правительства США о необходимости всем неправительственным организациям представлять подробную информацию о своих ответственных сотрудниках "во имя обеспечения национальной безопасности". Отныне НПО должны сообщать имена сотрудников, их адреса, даты и места рождения, гражданство, номера паспортов и карт социального обеспечения. Все эти данные затем направляются в ФБР и другие полицейские службы, а также в органы разведки, которые по своим досье будут проверять, не имеют ли сотрудники НПО "связей с организациями или отдельными людьми, подозреваемыми в терроризме или считающимися потенциальной угрозой национальной безопасности".

В России эта проблема также неоднократно обсуждалась, хотя и наталкивалась при этом на сопротивление со стороны представителей этих самых НПО, обвиняющих российские власти в нарушении их гражданских прав и свобод. Глава ФСБ Николай Патрушев, впрочем, пояснял, что он и его коллеги понимают "важную роль неправительственных организаций в развитии и укреплении гражданского общества в нашей стране и заинтересованы в их деятельности", а "внимание же контрразведки привлекают те НПО или их сотрудники, которые занимаются противоправной деятельностью".

При этом, в сферу внимания российских спецслужб попадают не только и не столько организации, активно участвующие в политических процессах, но, в первую очередь, всевозможные религиозные общества.

По результатам исследований, проведенным в Дагестане, среди пятидесяти ваххабитов, находившихся в 2000-2002 г.г. под следствием, лишь двое усомнились в справедливости и правильности своих поступков. Качественная идеологическая обработка превращает человека в киборга, нацеленного на выполнение одной единственной задачи. И, что самое страшное, считающего её исполнение своим долгом, главной целью жизни.

Так что не удивительно, что желание ликвидировать проблему до её возникновения, создать своеобразный санитарно-идеологический коридор стало одним из предметов обсуждения на заседании Национального антитеррористического комитета (НАК) в Москве.

"Результаты анализа оперативной обстановки в Южном федеральном округе свидетельствуют о том, что бандиты и их пособники прилагают усилия по идеологической обработке молодежи и пополнению своих рядов", - сказал Н.Патрушев. - Эмиссары зарубежных террористических и религиозно-экстремистских организаций, используя имеющиеся социально-экономические проблемы, этнонациональные и религиозные противоречия, пытаются вести вербовочную работу и в других регионах России. Информационную поддержку им в немалой степени оказывают отдельные иностранные неправительственные организации", - сказал глава ФСБ.

Таким образом, по словам Николая Патрушева, с терроризмом необходимо бороться не только силовыми методами, но и подавлять идеологию. "Отечественный и международный опыт показывает, что силовым методом снижают уровень террористической угрозы, но она будет сохраняться до тех пор, пока существует система воспроизводства инфраструктуры терроризма, прежде всего его идеология", - сказал Н.Патрушев.

Впрочем, было бы ошибочно разделять проблему религиозного и политического терроризма. История вооруженных конфликтов в странах Восточной Европы свидетельствует об участии в них многочисленных наемников из государств Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки, сетей зарубежных исламских фондов, неправительственных структур, ассоциаций, которые под прикрытием гуманитарной и религиозно-просветительской работы распространяли радикально-исламистскую идеологию, осуществляли заброску боевиков в зоны конфликта и т.д.

В Косово, например, известный саудовский фонд "Аль-Харамейн" работал в плотной связке с разветвленной сетью "Армии освобождения Косово" (UÇK), занимаясь созданием "школ изучения Корана". Одним из основных внешних источников финансирования исламистских структур в Косове выступал "Комитет помощи Косову и Чечне" со штаб-квартирой в Саудовской Аравии.

Не исключено, что в ближайшем будущем взорвётся и Крым, где активно работает аналогичная сеть неправительственных религиозных структур. В частности, "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" ("Партия освобождения ислама"), являющаяся умеренным крылом организации "Братья-мусульмане", а также саудовская ассоциация "Арраид", действующая при поддержке Международной Ассамблеи исламской молодежи (штаб-квартира в Саудовской Аравии).

Кстати, представители "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" пытаются осваивать уральский регион. Деятельность одной из первых ячеек этой организации в Челябинской области была пресечена ещё в 2005 году. А один из последних приговоров исламским экстремистам, членам данной организации был вынесен в декабре 2007 года. "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" по решению Верховного Суда России признана экстремисткой, так как имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания "Всемирного исламского Халифата".

Представители мусульманской общины Южного Урала, в свою очередь, согласилось, что "проникновение есть, но не в смысле терроризма, а в виде противостояния традиционному исламу". Но, как показывает практика, от обсуждения религиозных канонов до "войны против неверных" не так уж далеко.