Гражданская война: белые, красные или зелёные?

100 лет назад в Воронежской области вспыхнуло крестьянское восстание против большевиков, один из эпизодов которого стал классикой советского кинематографа.

Именно в Воронежской области писатель Павел Бляхин нашел прототипов для "Неуловимых мстителей", покоривших советский экран. И хотя действие его повести "Красные дьяволята" происходит в Екатеринославе (Днепропетровск, ныне Днепр), писатель не раз говорил, что сам сюжет родился у него в теплушке поезда, пробирающегося через охваченную войной землю Воронежа. Но настоящая история "неуловимых" оказалась вовсе не такой веселой, как в кино.

И сейчас, когда мы отмечаем важную историческую дату — окончание Гражданской войны, можно и нужно вспомнить — а что же тогда происходило? На самом деле?

Об этом ведущий программы "Точка зрения" на канале "Правды.Ру" Игорь Буккер поговорил с кандидатом исторических наук, доцентом истфака МГУ Юрием Щетиновым.

Да, книга в свое время нашумела. Гражданская война — небывалый в истории по накалу фактологических страстей, взаимной ожесточенности момент.

Красные, белые и …зелёные

Обычно Гражданскую войну определяют двумя цветами: белый и красный.

  • Красные — большевики, которые взяли власть и создали регулярную рабоче-крестьянскую Красную армию;
  • белое формирование, ядро которого — офицеры царской русской армии.

Борьба белых и красных решала судьбы, с одной стороны, большевистской власти, с другой — судьбы противников большевизма.

  • Но был у гражданской войны и третий цвет — зеленый. Зеленое повстанческое движение.

Почему зеленое? Потому что люди, которые в нем участвовали (это был стихийный протест и против красных, и против белых за свою правду, крестьянскую правду), скрывались под тенью лесов.

  • Были среди них проявления монархизма — за царя-батюшку, память, за добрую силу веры крестьянской.
  • Были ярко выраженные анархические отрицания любой власти.
  • И масса других оттенков зеленого цвета.

Здесь важно, наверное, разобраться, почему вообще возникло определенное движение, какую роль оно сыграло в истории Гражданской войны.

В описанных в книге событиях показано, скажем так, ответвление этого повстанческого движения — украинское. Оно во многом окрашено в анархические тона.

Два пика повстанческого крестьянского движения

  • Первый взлет пришелся на конец весны — лето 1918 года.

Это печально известные чрезвычайные декреты народного комиссариата большевистского продовольствия, который запрещал свободу торговли хлебом, продовольствия в целом. И устанавливалась монополия права государства покупать хлеб, органами Наркомпрода по грошовым ценам.

Крестьяне не были заинтересованы выставлять по таким ценам хлеб. Но эти чрезвычайные декреты содержали и нормы: кто добровольно не будет хлеб ввозить, сдавать Наркомпроду, тот объявлялся злостным спекулянтом, все запасы хлеба подвергались конфискации, а глава семейства, а то и все члены семьи подлежали репрессиям, аресту, высылке на 10 лет.

Вот это, конечно, вызвало мощный крестьянский протест.

  • Затем зеленое движение резко сбавило обороты.

Не забывайте: Россия — страна крестьянская, на 70% это сельское население.

И крестьянство, конечно, привлек большевистский Декрет о земле октября 1917 года. Он передавал им помещичью землю и прочее. И вдруг такой поворот.

А теперь недовольство такой продовольственной политикой. И советская власть в крестьянской стране, ее социальная база скукожилась (есть такое хорошее русское слово), сжалось.

И центры с такими окопными городами, как Питер (Петроград), Москва, Царицын, Астрахань, оказались в огненном кольце противников большевиков.

Но большевики выдержали этот первый натиск. Почему? Потому что крестьяне, которые где-то стихийно, где-то сознательно, но поддержали противников большевизма, увидели, что те люди, те политики, которые приходят на смену большевикам, начинают восстанавливать старые порядки:

  • Они возвращают землю помещикам, которые были в обозе белых армий.

А те секут крестьян: "Как вы посмели на нашу землю святую покуситься!"

И выбор-то получается небольшой: из двух зол.

  • Не нравятся большевики с продовольственной политикой, не нравится белое правительство, белые генералы…

К слову о белых генералах… Насколько правда то, что большинство в Белой армии не были дворянами, потому что часть уже перебили на фронтах Первой мировой? Даже генерал Деникин — у него дед был крепостной.

И выбор они делали осознанный: одни шли к красным, а другие шли к белым…

— Да. Именно так. Я же сказал, что ядро — бывшие офицеры. А офицеры в значительной степени были выходцы из демократических слоев населения. Особенно те молодые офицеры, которые ускоренным порядком формировались в годы Первой мировой войны. Это бывшие студенты. А студент — это тоже социальный состав демократического студенчества. Но ядром, конечно, были профессиональные офицеры.

Мы говорим о первом пике. Как любой нормальный человек, так и огромные массы людские действуют по одной логике: из двух зол выбирают меньшее.

Они сказали:

"Не нравится, но они защищают нашу землю, которую мы получили от помещиков".

А это святое — жажда, стремление исправить историческую несправедливость, когда кучка помещичьих хозяйств владела примерно таким же количеством земли, каким и 10 миллионов крестьянских хозяйств.

Добавьте ещё социальное неравенство. И поймёте, почему крестьяне стали добровольно примыкать к большевикам.

Сначала знаменитый эсер Питирим Сорокин заметил, потом Ленин зафиксировал:

"Видите, даже наши политические противники увидели, что крестьяне поворачиваются в нашу сторону. Ура! Победа на стороне большевиков".

Гражданская война продолжается.

Беседовал Игорь Буккер

Материал подготовила Ольга Лебедева

Темы