Советско-финская война. Сокрушительная неудача или урок на будущее?

В этом году исполнился 81 год со дня начала Советско-финской войны. Финской войне в нашей историографии уделено довольно мало внимания. Таким ли сокрушительным был ее итог по отношению к СССР? Свою оценку произошедшим событиям дает "Правде.Ру" доктор исторических наук Владимир Кикнадзе.

Игорь Буккер: "Колосс на глиняных ногах" — так Гитлер отзывался о Красной армии, которая, на его взгляд, потерпела сокрушительное поражение в войне с маленькой Финляндией.

— Да, Гитлер давал такую оценку, еще добавляя, что колосс "без головы". Военачальник вермахта Гальдер то же самое говорил о Красной армии 3 июля 1941 года, но уже через 2-3 недели свою оценку поменял.

Этот колосс устоял и разгромил самого Гитлера и вермахт в отличие от стран и армий Европы. А те цели, которые стояли в финской войне перед СССР, были все же достигнуты, хоть и высокой ценой. Сталин вспоминал, что до СССР Россия четырежды вступала в войну с Финляндией, все это длилось два или более лет, с тем или иным успехом.

Кстати, когда Гитлер предлагал ускорить подготовку войны против Советского Союза и развязать ее уже в июне 1940 года, командование вермахта призвало более трезво оценивать свои силы.

Но вот в чем можно согласиться. Красная армия вошла в финскую войну неподготовленной и в оперативно-тактическом отношении, и в стратегическом. Как говорил Клаузевиц, "стратегия политике не указ". Задача была поставлена исходя из угрозы сближения Финляндии с Германией. Больше всего претензий военачальники предъявляли военной разведке.

Разведка и оказалась козлом отпущения, на нее не стеснялись переложить всю вину за провал. Отмечалось, что мы ничего не знали об армии Финляндии: ни о состоянии, ни о численности. Оценка той же Линии Маннергейма была крайне упрощена.

Отчасти руководство разведки соглашалось, но подчеркивались сильные потери ведомства после репрессий 1937-38 годов в армии. Оно само по себе было немногочисленно, да и спецслужбы вермахта и Великобритании принимали в этом активное дезинформационное участие. В итоге в руководстве оказались слишком молодые, неподготовленные кадры.

Увы, штабы воинских частей часто полагали, что всю деятельность по оценке противника должна давать только разведка. Многие разведывательные документы остались невостребованными, их не открывали и не смотрели, что было подтверждено даже в присутствии Сталина.

Но даже при наличии достоверных разведданных огневое поражение, которое осуществляла Красная армия, оставалось первые месяцы войны неудовлетворительным. Что говорит о низком уровне боевой подготовки в мирное время. Когда стали смотреть документы по ней, выяснили, что оценки были в основном в лучшем случае удовлетворительными, а проводилось все в максимально благоприятных условиях. Не в ночное время, не в зимнее. За это начальнику Генштаба очень серьезно досталось.

Таких моментов было очень много. Не была отработана слаженность авиации, артиллерии. Даже немногочисленные в начале конфликта силы авиации финнов, которые затем были усилены Францией, Великобританией, показали, что советская авиация не готова и устарела. Истребители уступали в скорости даже бомбардировщикам, а наши бомбардировщики были тихоходны и уязвимы.

Не случайно уже в ходе войны 11 февраля 1940 года было подписано торгово-экономическое соглашение между СССР и Германией, которое было направлено со стороны Германии на получение соответствующих ресурсов, которых не хватало на дальнейшее наращивание, в том числе боевой мощи.

Уроки, вынесенные из боев

— Мы так надавили, что немцы вынуждены были дать, хотя не хотели.

— Да. Когда в течение месяца увидели, что поставок нет, то Тевосян встретился лично с Герингом. Тот сделал вид, что не знает о сложившихся проблемах. Первоначально договорились, что после испытания образцов вооружение поступит не позже, чем через месяц-два, а оказалось, что не раньше апреля, мая, июня что-то начнет поступать.

Так что в ходе войны советское командование понимало, что не все в порядке с состоянием и боевой готовности, и оснащенности нашей армии. Сделали выводы о необходимости большого количества подготовленных медиков. Впервые столкнулись с тем, что в 80% понадобилось лечить обморожение. Санитарные потери были громадные в советской армии — 265 000, в то время как в Финляндии 43 000 всего лишь. Впервые задействовали лодочки-волокушки, переделанные из плащ-палаток, в них выносили раненых.

Были огромные дискуссии по поводу тылового обеспечения, необходимости валенок или сапог. Многие говорили, что валенки — неудобно, потому что при оттепели резко возрастало число заболевающих.

Опыт финской войны дал и появление термосов, и сухих пайков. Мы поняли, что, помимо истребителей и бомбардировщиков, нужна штурмовая авиация. Полуавтоматические винтовки, пистолеты, пулеметы — только в ходе этой войны поняли, что действительно это оружие необходимо для общевойскового боя.

Сталин не случайно неоднократно подчеркивал, что больше бомб, больше снарядов, больше пуль, больше — значит сбережем больше людей. Учитывая большие потери, которые понесла Красная армия.

 

Беседовал Игорь Буккер

Материал подготовил Михаил Закурдаев