Игорь Коротченко: воспроизвести сложную систему оружия по образцу невозможно

Какие военные тайны сейчас наиболее важны? Современный глобальный рынок вооружения — очень крупный и прибыльный. Однако, как можно, продавая образцы вооружения, защитить секретные технологии, которые были использованы при его создании? Какие партнеры в области военно-технического сотрудничества для нас особенно важны? Как работают спецслужбы? На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Читайте начало интервью:

Игорь Коротченко: Впереди у США — перестройка

Игорь Коротченко: бумеранг цветных революций прилетел обратно в США

Игорь Коротченко: надо готовиться к новым американским гадостям

Игорь Коротченко: Россия занимает второе место по экспорту оружия

— Игорь, вы сказали, что в настоящее время по всему миру активизировалась разведывательная деятельность, продолжается соревнование разведок и контрразведок России и США. Сейчас особенно актуальны интеллектуальные секреты, технологии. Продавая оружие, мы невольно делимся своими технологическими достижениями. Как сохраняются наши секреты?

— Для этого существует паспорт экспортного облика на образце оружия. Образцы вооружения, которые поставляются на экспорт по своим тактико-техническим характеристикам, хотя бы незначительно, но отличаются от образцов оружия, которое предназначается для российской армии.

Есть режим контроля над ракетными технологиями — РКРТ. Например, крылатые ракеты, которые мы поставляем за рубеж в составе комплексов вооружения для надводных боевых кораблей или подводных лодок имеют характеристики, которые соответствуют режиму контроля за ракетными технологиями, то есть — дальность пуска менее 500 километров.

Аналогичные системы в российских вооруженных силах имеют дальность пуска 1500 километров — в три раза больше. Поэтому ограничение соблюдается.

Контроль секретов

Каждая сделка на поставку вооружения проходит тщательный анализ прежде, чем подписывается. Целый ряд министерств, ведомств, спецслужб, организаций вносит свое экспертное заключение относительно возможности поставок тех или иных российских систем оружия в ту или иную страну.

Смотрятся, учитываются разные аспекты — дипломатические, военные, военно-технические и так далее. Потом коллегиально принимается решение. Если СВР, Минобороны, МИД, ФСБ, Администрация Президента и все остальные профильные структуры не против, только тогда заключается договор и осуществляется поставка.

Система контроля достаточно надежно работает. У нас помимо главного спецэкспортера — Рособоронэкспорта, существует еще и Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству, которая контролирует весь процесс оружейного экспорта, лицензирует его и, разумеется, стоит на страже государственных интересов с точки зрения того, куда, что и как мы продаем.

Китай и Индия

Одно дело — собрать, разобрать и скопировать, допустим, какой-то несложный образец оружия — автомат, винтовку, еще что-то подобное. Совсем другое — воспроизвести сложную систему оружия, где есть алгоритмы, внутренние моменты, которые абсолютно непрозрачны, поэтому их невозможно скопировать.

Для того, чтобы это узнать, ищут носителей информации и разработчиков. Ну — таков современный мир. Впрочем, это всегда было.

Невозможно в стране-покупателе той или иной системы российского оружия полностью её воспроизвести без ухудшения тактико-технических характеристик — таков уровень современной технологии. Поэтому в любом случае китайцы, даже купив самое новое оружие в России, не смогут его воспроизвести с точностью до 100%.

Хотя китайцы клонируют чужие образцы, но все-таки развивают и собственные военные возможности. Экономика позволяет им это делать, большой поток финансовых средств они вкладывают в том числе в научно-технические разработки и в собственные заводы, верфи, авиационное производство.

Сегодня темпы строительства китайского военно-морского флота выше, чем темпы строительства боевых кораблей на американских верфях. Китай движется к статусу великой военной державы. Рано или поздно он такой статус приобретет.

Другое дело, что китайцы не развивают опережающими темпами свои ядерные силы, они у них относительно немногочисленны и выполняют роль сдерживающего фактора.

Конечно, при тесных военно-технических связях с Китаем, при всей важности этого процесса, все-таки Индия для нас является даже более приоритетным партнером.

Индия приобретает много наших сложных современных систем вооружения, хотя тоже пытается покупать технологии в соответствии с лозунгом "Make in India". Таков современный мир — конкуренция и противодействие.

Закрытый процесс

Никто с аплодисментами нас нигде не ждет, продажа оружия — это всегда очень кропотливый и закрытый процесс, но мы в нем — успешные.

Хотя нас Обама назвал бензоколонкой, поскольку действительно основа российского экспорта — нефть и газ, тем не менее, в области точной механики, машиностроения, оборонных производств мы — очень конкурентоспособны. Надо делать всё, чтобы наше оружие по-прежнему оставалось привлекательным для тех стран, которые хотят иметь альтернативу.

Враг не дремлет

И конечно, все хотят знать секреты других. Посмотрите сколько дел по обвинению в шпионаже или государственной измене против представителей военных интеллектуальных кругов в последнее время заведено.

Это всё - результат активной работы разведок разных стран, которая ищет людей, а дальше уже пытается получать информацию.

На территории Российской Федерации сегодня очень активны спецслужбы целого ряда государств, в том числе и формально дружественных нам, особенно Китая. Но таков мир спецслужб.

Национальные интересы превалируют. Поэтому любая страна, любая спецслужба решает задачи в интересах своей страны. Всегда идет соревнование разведки и контрразведки.