Как западные спецслужбы выуживают информацию

Главный редактор "Правды.ру" Инна Новикова провела разговор с главным редактором журнала "Национальная оборона", военным экспертом Игорем Коротченко, у которого выяснила, каким образом журналист может быть посвящен в государственные секреты. Собеседник "Правды.Ру" привел пример простой схемы, когда не требуется даже вербовка, чтобы посвященный в тайны человек мог ими делиться со своими щедрыми работодателями.

Читайте начало интервью:

— Как журналист может получить доступ к секретным сведениям?

— Допустим, он может подтверждать ту или иную информацию за счет задействования высокопоставленного секретоносителя высшей степени секретности. После интервью всегда есть возможность неформально пообщаться: наверное, вы на этот вопрос не ответите для того, чтобы я мог это опубликовать, тут такая ситуация, что у нас с контрактами туда-то, а что туда-то, я слышал то-то. Допустим, первичная информация есть у той или иной спецслужбы. Она задействует свою агентуру, в данном случае мы говорим о журналисте, который вхож к ряду секретных российских носителей, использует их как источники для проверки той или иной информации. Зачастую при тебе провели какой-то телефонный разговор по кремлевской линии, а ты в момент нахождения в кабинете высокопоставленного руководителя случайно стал свидетелем той или иной чувствительной, либо грифованной информации.

Как предавал Игорь Сутягин

Речь идет исключительно о военных корреспондентах и обозревателях, которых насчитывается у нас, может быть, 10-12 человек. Помните дело Игоря Сутягина? Это сотрудник Института США и Канады, с которым была проведена комбинация силами совместно американо-британской операции. Сутягину не предлагали формально стать агентом американской, либо британской разведки. Комбинация следующая. Была создана фирма-прикрытие "Альтернатив фьючерс", по-моему, со штаб-квартирой в Лондоне. От имени этой компании выступала некая гражданка Великобритании Надя Локк. Она вышла на Сутягина, сказала, что мы внимательно следим за вашими публикациями, высоко их оцениваем, нам хотелось с вами договориться о том, что вы будете писать для нас некие материалы, которые мы будем публиковать у себя в закрытых внутренних сборниках. Вы за это будете получать гонорар.

Не было прямой вербовки в лоб: работай на нас, сливай, а мы будем тебе платить. С него не брали агентурную подписку, что он там соглашается добровольно быть информатором Secret Intelligence Service, либо ЦРУ США. Была незатейливая комбинация. Он начал писать некие тексты. Ему стали за них платить достаточно хорошие гонорары. Так оформилась линия сотрудничества. Дальше под диктовку британской, либо американской разведки он выполнял конкретные поручения по написанию тех или иных обзоров, сводок, статей. Я думаю, что на этапе, когда это все началось, он уже прекрасно начал отдавать себе отчет, так как его статьи не выходят ни в The Guardian, ни The New York post или еще где-то. Очевидно, его материалы — это фактически разведывательные отчеты. Дальше судьба Сутягина известна. Задержан, арестован, приговорен.

Когда предатель сдал нашу сеть нелегалов в США, встал вопрос обмена. Американцы сами заявили Сутягина к обмену. И он был обменен. Сейчас работает в Лондоне. Зачем я рассказываю эту историю. Есть один известный либерально настроенный военный обозреватель, у которого есть не менее либерально настроенная дочь, тоже известная журналистка. Этому военному обозревателю, либерально настроенному, эта же самая фирма "Альтернатив фьючерс", та же самая Надя Локк еще до дела Сутягина предложила такую же схему работы. А этот журналист был вхож в кабинет тогдашнего начальника генерального штаба вооруженных сил во времена Павла Грачева. Был такой генерал-полковник Колесников. И предложили ему, если я не ошибаюсь, 1,5 тысячи фунтов за написание статьи.

Человек написал статью, получил первый гонорар. Ему говорят: "Давай дальше пиши". — "А где вышла моя публикация?" "Ой, вы знаете, мы ее опубликовали в нашем закрытом сборнике".

Западным спецслужбам не всех удалось развести

Несмотря на либеральный настрой, он понял, что на него вышла разведка. И как умный, опытный и хитрый, битый жизнью человек уклонился от дальнейших контактов, чем спас себя. Сутягин втянулся в это дело. Поэтому журналисты, пишущие на военную тематику, вхожие в те или иные кабинеты, неформально, в том числе, общающиеся с секретоносителями высшего уровня, прекрасно отдают себе отчет. И Сафронов прекрасно отдавал себе отчет о правилах игры, что можно, а что нельзя.

— А те люди, которые с ним общались, которые в его присутствии могли говорить о каких-то секретных темах, которые что-то говорили не для прессы. Эти люди ни в чем не виноваты? Они не раскрыли государственные тайны людям, которые не имеют подписки о неразглашении?

— Предстоит процессуально эти вопросы задать. Если следствие будет отрабатывать все версии, источники Сафронова, то по идее либо это уже зафиксировано в материалах прослушки, с кем он разговаривал, куда ездил и, соответственно, этим людям будут заданы, либо не заданы вопросы. Не знаю. У нас страна такая своеобразная в этом плане. Эти вопросы будут заданы и Сафронову в ходе следствия. Захочет ли он давать показания или нет. Пока отказался, сославшись на 51-ю статью, которая разрешает не свидетельствовать против себя. Он объяснил это тем, что на момент, когда его начали допрашивать, у него был адвокат по назначению, в компетенции и профессионализме которого он был не уверен.

Сейчас заключены соглашения с рядом адвокатов, которые специализируются на делах о шпионаже, госизмене. В частности такой известный адвокат Иван Павлов. Дальше будет уже следствие отрабатывать все эти версии. Отработает ли оно версию? Должно отработать. По существующей практике дела о шпионаже, о государственной измене проходят в закрытом порядке. С участников процесса и лиц, которые дают показания, берется подписка о неразглашении материалов следствия и государственной тайны.

Пока и адвокаты, и Сафронов отказались подписывать какие-либо документы. Ему должны будут достаточно скоро официально предъявить обвинение, которое готовит следственное управление ФСБ. Очевидно, будут известны какие-то дальнейшие подробности.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер