Пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Судане. Что же это за база?

Президент Владимир Путин 16 ноября одобрил создание пункта материально-технического обеспечения Военно-морского флота России в Судане, который будет способен принимать надводные корабли с ядерными энергетическими установками. Формально в основу присутствия россиян легло соглашение, подписанное еще в 2018 году президентом Судана Омаром аль-Баширом и тогдашним премьер-министром России Дмитрием Медведевым.

Новый объект, который планируется построить недалеко от Порт-Судана, будет способен вместить до 300 военнослужащих и гражданских лиц. Для чего создается пункт обеспечения ВМФ РФ? Чем отличается пункт от полноценной базы?

Территория для базы будет бесплатно предоставлена правительством Судана, Россия получает право ввозить сюда через аэропорты и порты этой страны любое оружие, боеприпасы, оборудование и все остальное, что ей необходимо для эксплуатации нового объекта, — поспешили сообщить новостные агентства. Но внушает опасения нестабильная обстановка и положение переходной власти в стране. Обо всем этом и многом другом ведущей "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал доктор политических наук Сергей Бабкин.

— Сергей Эдуардович, мы долго говорили о необходимости второй такой базы после Тартуса вне России. Наконец свершилось. Пока это официально называется пункт материально-технического обеспечения. Есть ли разница между пунктом и базой?

— Разница, конечно, есть.

— В чем она?

  • — Во-первых, в количестве кораблей, которые может принимать тот или иной объект,
  • в количестве личного состава, который там будет находиться на постоянной основе,
  • и в функциях объекта. В данном случае это, безусловно, пункт материально-технического обеспечения ВМФ России.

— То есть — корабль пополнил запасы, заправился, люди отдохнули, и вскоре — снова в море.

— В принципе — да. Заявленной целью пункта материально-технического обеспечения в Судане является ремонт — это первая позиция, пополнение запасов — вторая позиция, и третье — отдых экипажей.

По ремонту, насколько я знаю, уже идет проработка некоторых вопросов в Объединенной судостроительной корпорации. Решается, кто будет выделять специалистов, кто что будет делать и так далее.

Ведь в Тартусе, несмотря на то, что вроде бы вложили большие деньги в мастерские, они до сих пор не функционируют. Все ремонты проводятся силами постоянно несущих боевое дежурство других сил. Вроде бы в Судане так не будет.

Наше Красное море

Известно, что ПМТО в Судане будет находиться в пригородах Порта-Судана, находящегося на берегу Красного моря. Максимальная численность военнослужащих и гражданских служащих пункта составит 300 человек. Он сможет принимать одновременно до четырех кораблей, в том числе с атомными энергетическими установками.

Российская Федерация получит право использовать порты и аэропорты Судана для перевозки оружия, боеприпасов, необходимого оборудования. Вроде бы соглашение будет на 25 лет с возможностью пролонгации по желанию сторон на 10 лет. Но дата подписания этого соглашение, пока неясна. Все зависит от ситуации.

Уже, наверное, подзабылось, что бывший президент Судана Омар аль-Башир посетил Россию в ноябре 2017 года. Судя по всему, готовящийся документ — это плод встречи с нашим Верховным главнокомандующим, Президентом Владимиром Путиным. Ведь нужно было время на проработку этого документа.

В 2019 году Министерство обороны России подписало также соглашение об учреждении представительства Министерства обороны России при Министерстве обороны Судана с заявленной численностью персонала четыре человека.

Это случилось буквально через несколько дней после падения режима Омара аль-Башира. Можно предположить, что как один документ, так и другой документ согласовывались с прежним режимом.

Но танго танцуют вдвоем, а как поведет себя новый режим, трудно сказать. Тем более, что он — еще совершенно переходный, сам находится в процессе становления, у него есть очень много противников.

— Что это за режим?

— Там всё очень интересно и достаточно странно. Поводом для смены режима послужили так называемые хлебные бунты в декабре 2018 года, когда из-за сложнейшей экономической ситуации прежние власти Судана были вынуждены увеличить в три раза цены на хлеб.

А хлеб — один из главных продуктов питания большинства из 42 миллионов суданцев. Страна — очень большая, а до распада была ещё больше. В столице страны начались ежедневные манифестации и протесты против этого.

Они жестоко подавлялись, было много погибших, и в итоге с Омаром аль-Баширом военные сделали то же самое, что он сделал в 1989 году, когда он совершил военный переворот. Сейчас аль-Башир — в тюрьме.

Они сформировали сначала так называемый военный совет — чисто военную власть. Военные отличились сразу же. Под очередной манифестацией была применена сила, погибло очень много людей.

Решили сделать какой-то симбиоз власти военных и гражданских. В августе 2019 года, когда был сформирован Суверенный совет. Срок его полномочий — три года. Предполагается, что военные будут постепенно передавать полномочия гражданским. Но остается очень много вопросов, как и что там будет.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев