Мы все будем снабжены генетической картой до 2025 года

Что такое генетическая карта и зачем она нужна военнослужащим, а также стоит ли опасаться того, что генетические паспорта превратят наш мир в антиутопию, рассказал Александр Артамонов, военный обозреватель Pravda.Ru.

Генетическая карта

— Два года назад стало известно о создании генетической карты, которая, возможно, является ступенью для того, чтобы подойти вплотную к решению вопроса о прогнозируемости человеческих профессиональных генотипов. Здесь ключевое слово "профессиональных генотипов". В марте 2019 года Владимир Владимирович Путин подписал указ "Об основах государственной политики Российской Федерации в области обеспечения химической и биологической безопасности до 2025 года". В этом документе содержится информация о том, что в 2025 году Россия приступит к формированию генетических карт своих граждан, в том числе военнослужащих. Цели преследуются благородные. Выделяется два основных направления:

  • формирование генетического профиля населения,
  • защита персональных данных о геноме человека.

В документе, помимо необходимости генетической паспортизации населения, говорится о скрининге генофонда людей, животных и растений. То есть о создании сверхкрупного массива всего живого на просторах нашей Родины.

Предлагается создать национальный банк сыворотки крови и информационно-аналитическую систему мониторинга инфекционных заболеваний.

Мы живём в период пандемии COVID-19. Получается, что наше мудрое правительство ещё два года назад думало о создании искусственного интеллекта, который будет управлять учётом инфицированного населения.

На форуме в Петербурге, в июне 2019 года, Александр Сергеев, президент Российской академии наук, рассказал, что "генетическая карта военнослужащих — это наше будущее, потому что будущее — это война интеллектов".

То есть надо выявлять предрасположенность людей к той или иной военной профессии. В том числе прозвучал термин "стрессоустойчивость". Кто-то может переносить пребывание по три месяца в субмарине, а у кого-то клаустрофобия. У кого-то есть психические изъяны, и ему будет заказан путь в ВДВ, где обращение с оружием, стоящим на боевом взводе — это повседневность. А может быть, ему надо работать во вспомогательных подразделениях, чтобы ни для кого не быть опасным.

Говорят, что Сергеев опирался на массивы данных, которые формируются в военном технополисе "Эра" в Анапе. Там трудится Военно-медицинская академия. Вряд ли речь идёт о том, что можно взять геном человека и сказать, быть ему танкистом или авиатором. А может быть, можно? Это божественный секрет.

Нас уравнивает перед жизнью то, что в семье крестьянина может родиться академик, а в семье академика — недоросль, и в этом есть социальная справедливость. Никто не знает, какой будет профессия его ребёнка.

Генетическая карта помогает определиться, для чего годится человек, а для чего нет. Валерий Ильинский, глава компании "Генотек", сообщил, что генкарта не поможет создать суперсолдат. Он подчеркнул, что есть фенотип, а есть генотип, и не всегда одно совпадает с другим. Фенотип — это совокупность субъективных психологических, закреплённых за человеком признаков: интеллект, скорость мышления. Не всегда фенотип, то есть кем мы являемся, соответствует генотипу, то есть от кого мы происходим. В частности, Гагарин из простой семьи сельского столяра, Есенин — сын священника.

А как у них?

— Запад тоже пытается максимально контролировать биометрические признаки человека. Более того, есть гражданские программы обработки данных объективного состояния человека любой страны мира, такие данные собираются в единый суперкомпьютер. Это происходит без всякой теории заговора, добровольно, когда вы, допустим, хотите замерить свое состояние при помощи биотоков. То есть начинаете измерять электросопротивление собственной кожи. По электрическому сопротивлению кожи можно определить состояние тех или иных органов. Официальная медицинская наука не возражает, считает это параллельной медициной. Есть возможность составить свою диагностическую карту за полторы минуты, а потом искусственный интеллект в сервере, находящемся в Японии, обрабатывает ваши данные и ставит диагноз. Насколько он соответствует реальности, каждый проверяет сам, когда идёт в поликлинику.

Но суть в том, что в банках данных очень далеко отсюда формируется информация о миллионах людей, и искусственный интеллект учится этой информацией управлять.

Если в искусственный интеллект загрузить данные о геноме, что гораздо более официально, чем электрическое сопротивление кожи, то он вполне способен выдавать рекомендации, допустим, по ДНК, может ли человек быть космонавтом, танкистом, лётчиком.

Но есть системы, никак не связанные с генетикой. Это маркировка военнослужащих при помощи наночастиц в эпоксидном незаметном клее. Такая система носит название DataDot, она существует в Австралии и не только. Получается, мы попадаем в суперкомпьютеры: ваш паспорт там числится, а теперь, скорее всего, ДНК и состояние здоровья, и будут вас отслеживать пожизненно, военнослужащих прежде всего. Понятно почему. Давая человеку в руки оружие, надо быть уверенным в этом человеке. Поэтому можно заглянуть в его генетику и понять, может ли он выдержать такое психологическое напряжение. Мы видим, что творится в школах, где, к сожалению, периодически гремят выстрелы и психически неуравновешенные подростки делают то, что делают.

В генетической карте вроде бы ничего особенного. Но если людям говорят, что ты идёшь:

  • в разведчики,
  • сельхозработники,
  • инженеры,
  • рабочие,

то мир станет похож на антиутопию. Тем более что люди меняют иногда профессию два-три раза за жизнь. Но государство снова и снова будет пытаться поставить всех нас на контроль, в особенности, когда наделяет человека такими сверхвозможностями, как сидеть за штурвалом истребителя или управлять атомной подводной лодкой.

В Америке этим занимается HAARP. Мы осуждаем эти работы. Но, наверное, будущего избежать невозможно, да ещё в эпоху COVID-19, когда все наши данные обрабатываются во имя общественной безопасности. Так что нам ли бояться генетической карты, которой все мы будем снабжены до 2025 года.

Темы