Правосудие против рынка "решальческих" услуг. Кто кого?

В помещении Совета Федерации на Новом Арбате прошла экспертная сессия по закону "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, направленного на совершенствование законодательства, устанавливающего ответственность за применение пыток и жестокого обращения с человеком", сообщает издание "Версия".

Участники мероприятия

  • сенатор Елена Афанасьева,
  • депутат Государственной Думы РФ Михаил Делягин,
  • адвокат, член Совета по правам человека при президенте РФ Шота Горгадзе
  • и экономист, глава центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов

сразу же перешли от теории к практике и сосредоточились на живом примере — конкретном деле о покушении на убийство бывшего генерального директора компании "Мерлион" Вячеслава Симоненко и его семьи. Нанятые киллеры попытались сжечь их живьём в собственном доме при помощи "коктейлей Молотова". По счастью, попытка не удалась, потерпевшие остались живы, но это не облегчило дальнейшую участь господина Симоненко.

Он лично присутствовал на экспертной сессии и рассказал о душераздирающих подробностях своих мытарств, в чём помог его адвокат Кирилл Качур, выступивший по видеосвязи. Всё это имело непосредственное отношение к теме мероприятия, так как, помимо покушения на убийство, речь шла о пытках свидетелей, от которых требовали отказаться от показаний против обвиняемых.

В роли обвиняемых выступают хозяева группы "Мерлион"

  • Владислав Мангутов,
  • Алексей Абрамов,
  • Олег Карчев
  • и начальник службы безопасности компании Борис Левин (раньше работавший в том же качестве в фирме Евгения Чичваркина, ныне ставшего эмигрантом).

Само событие преступления, в котором их обвиняют, — покушение на убийство — имело место в 2015 году. Дело против них было возбужденно только в 2020-м, после того как Симоненко, по его словам, вновь подвергся нападению.

Но за два года дело не только не доведено до суда и находится в подвешенном состоянии, как выразился Качур, но его методично и усиленно разваливают. Фигурантов сначала взяли под стражу, но потом одного за другим выпустили или под домашний арест, или вовсе под подписку о невыезде, что, мягко говоря, нетипично для такого рода дел о покушении на убийство.

Качур и Симоненко утверждают, что располагают доказательствами того, что развалом дела занимаются непосредственно следователи и сотрудники ФСБ, которые это дело курируют. Причём занимаются они этим не бескорыстно, а за взятки, размер которых достигает 100 миллионов долларов.

Несмотря на то, что с потерпевшего Симоненко взяли подписку о неразглашении, его адвокат публично назвал тех сотрудников правоохранительных органов, которые, по его мнению, торпедируют работу следствия:

  • это начальник 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ Михаил Тараканов
  • и следователи Следственного комитета в Москве Владимир Меньшов и Андрей Селахов.

Более того, согласно показаниям Качура, они не просто препятствуют расследованию, а самым активным образом оказывают давление на свидетелей, которых вынуждают отказаться от показаний против верхушки "Мерлиона". При этом дело доходит до пыток "путём присоединения тока к половым органам" одного из свидетелей. Адвокат заявил, что происходило это с ведома следователей, причём чаще всего звучала фамилия Селахова, который публично признался (и есть соответствующая запись, как сказал Качур), что у него "кенты в управлении собственной безопасности ФСБ" и они "сделают всё что надо".

Что именно сделают? Как минимум, не позволят привлечь к уголовной ответственности Мангутова, Абрамова, Карчева и Левина. В то же время господин Симоненко признался, что ему продолжают угрожать. После первого покушения, по его словам, он приобрёл карабин, чтобы защитить свою жизнь, но в то время стрелять ещё не умел. Однако за прошедшие годы он стрелять научился и даже стал кандидатом в мастера спорта по стрельбе. Понятно, что на защиту и помощь правоохранительных органов он не рассчитывает. Что неудивительно после рассказов Качура о том, какими методами вынуждали свидетелей отказаться от своих показаний. Самой "безобидной" из угроз было обещание следователя их рассекретить.

Естественно, Симоненко и его адвокат Качур все эти годы много раз писали жалобы высшим руководителям Следственного комитета, ФСБ и генеральному прокурору РФ. Но ответа пока не получили. Мало того, Симоненко рассказал, что на его жалобы и ходатайства главе СК Александру Бастрыкину он регулярно получает ответы от вышеупомянутого следователя Андрея Селахова, которому, судя по всему, и отсылаются все заявления потерпевшего.

Этот факт вынудил депутата Госдумы Михаила Делягина задать риторический вопрос: кто же реально руководит Следственным комитетом — Бастрыкин или Селахов?

На что экономист Колташов заметил, что у нас за минувшие десятилетия была выстроена властная вертикаль, но явно недостаёт властной горизонтали, и реально руководят ведомства отнюдь не те, кто их возглавляет и в стране развился "административно-коррупционный федерализм".

То есть региональные управления различных силовых ведомств фактически проводят свою отдельную политику и их не контролирует высшее руководство.

Делягин прибавил к этому, что дело "Мерлиона" наглядно показывает, что фактически наряду с правоохранительными органами образовался так называемый "рынок "решальческих" услуг" и его отнюдь не невидимая рука норовит сама всё отрегулировать вместо следствия, суда и прокуратуры.

Сенатор Елена Афанасьева напомнила, что такая ситуация была в пресловутые лихие 90-е годы, когда преступные группировки порой действовали намного эффективнее, чем та же милиция (тогда ещё не переименованная в полицию).

Но сегодня ситуация изменилась, и категорически нельзя допустить, чтобы деятели "рынка "решальческих" услуг" заменили правосудие и создавали бы альтернативные властные структуры.

Адвокат Горгадзе по итогам мероприятия напомнил, о другом, удавшемся покушении против целой семьи — деле Цапков в Кущевской станице. Но дело "Мерлиона" он считает даже более опасным, потому что это уже не далекая Кущёвка, а похищения и пытки свидетелей при попустительстве следователей происходят не в далекой станице, а прямо в столице, под носом у Кремля, Лубянки и центральных органов Следственного комитета.

По мнению члена Совета по правам человека при президенте РФ, нельзя допустить, чтобы обвиняемые почувствовали "неповторимый вкус безнаказанности" и чтобы правосудие превращалось в пустой звук на фоне "возможностей договориться". Ни в коем случае нельзя легализовать пресловутый теневой "рынок "решальческих" услуг".

Что же нужно делать. Все согласились с тем, что главная задача на данный момент: дать Вячеславу Симоненко дожить до вынесения приговора Мангутову, Абрамову, Карчеву и Левину. Для этого нужно прежде всего взять потерпевшего под государственную защиту. И довести дело до логического завершения — в суд для рассмотрения по существу.

Депутаты должны добиться того, чтобы дело взял под личный контроль глава СК Бастрыкин, причём желательно, чтобы процесс стал показательным, а виновных и всех причастных к торможению дела привлекли бы к уголовной ответственности.

По мнению Елены Афанасьевой, именно такой результат будет оптимальным следствием внесения поправок в Уголовный кодекс Российской Федерации, направленных на совершенствование законодательства, устанавливающего ответственность за применение пыток и жестокого обращения с человеком. Не в теории, а на практике.