Математика войны: почему было не удержать харьковское направление

Неудачный для российской армии ход боевых действий на Харьковском направлении вызвал в обществе волну вопросов. Почему это произошло? При этом, ряд экспертов утверждает, что такой исход был предсказуем при той численности войск, которая участвует в спецоперации. Попробуем и мы с цифрами в руках разобраться в математике войны.

По отзывам участников боевых действий, для украинской армии характерно ведение активной обороны. Что это значит на практике?

Любой занятый российскими военным район сразу подвергается контратакам ВСУ с целью отбить позиции обратно. Далеко не всегда это получается, но такова стратегия поведения ВСУ. Это надо принять как данность.

Собственно говоря, такой же метод применялся нашими войсками во время трагических отступлений начального периода Великой Отечественной войны. Постоянные контратаки вели, естественно, к чрезмерным нашим потерям, но потихоньку изматывали наступающего врага и морально, и численно, не давая ему расслабляться и приучая его к мысли, что лёгкой победы не будет.

Что это значит для нас применительно к спецоперации на Украине. Заняв любой новый рубеж, подразделение сразу должно готовиться к обороне:

  • оборудовать соответствующим образом позиции (окопы, траншеи),
  • определять сектора обстрела, ориентиры,
  • организовывать связь с соседними подразделениями и т. д.

То есть, делать всё то, что составляет суровую рутину войны.

При этом, в армии действуют определённые нормативы на то, сколько бойцов нужно на километр фронта, чтобы хватило сил отбить вероятную атаку противника. Эти все требования определены в Боевом уставе Сухопутных войск. Но, как говорится, устав — не догма, а руководство к действию.

Непосредственно на местности каждый командир организует оборону, согласно поставленной сверху задаче и с учётом имеющихся у него возможностей. При этом, он, всё же, ориентируется на нормативы, а они говорят, что, согласно уставу, каждая рота может держать оборону на участке до 1,5 км по фронту, а батальон — на участке от 3,5 до 5 км.

Эксперты оценивают, что линия соприкосновения российских войск с ВСУ составляет около 2000 км. Но это максимальная оценка. Сюда включены и участок госграницы России с Украиной — около 400 км. И другие второстепенные направления. Там активных боевых действий не ведётся. Хотя, бывают артиллерийские обстрелы, и возможность проникновения украинских ДРГ весьма вероятна. Поэтому второстепенные направления тоже требуют прикрытия, хотя и не такого жёсткого, как требует боевой устав.

Генштаб ВСУ оперирует цифрой — 1100 км, как непосредственной зоной боевых действий. И действительно, если измерить линию от Херсона на юге до Белгородской области на севере, то как раз получим эту цифру.

Если разделить 1100 км на 5, как ширину батальонного района обороны, то получится, что для обороны этой линии союзным войскам потребуется 220 батальонов. Есть ли такое количество в наших вооружённых силах?

При этом, надо понимать, что речь должна идти о батальонах, которые могут выступать в качестве пехоты, то есть предназначены именно для организации оборонительных районов. К ним относятся:

  • мотострелковые,
  • парашютно-десантные,
  • десантно-штурмовые части.

В меньшей степени, части Росвардии и войска спецназа ГРУ.

Несмотря на то, что Росгвардия и спецназ для оборонительных действий не предназначены, они могут привлекаться к выполнению таких задач, так как оборонительный бой — это основа подготовки любого военного подразделения. И мы видим на практике, что и ОМОНы, и СОБРы вынуждены выступать в роли пехоты. Вместе с тем, эти части не имеют должного уровня вооружения, чтобы к ним можно было в полной мере применять тактические нормативы.

Итак, перейдём к расчетам. Будем оперировать не цифрами абсолютной численности, а именно количеством готовых к оборонительным действиям батальонов. Ибо, когда мы говорим, что численность наших Сухопутных войск около 280 тыс. человек, это не даёт нам реальную оценку ни наступательного, ни оборонительного потенциала. Важно, сколько из этого состава можно сформировать батальонных тактических групп.

Для справки: БТГр — батальонная тактическая группа — мотострелковый батальон, усиленный танками, артиллерий и другими подразделениями боевого обеспечения.

По словам министра обороны Шойгу, на август 2021 года в Вооружённых силах РФ насчитывалось 170 БТГр. Уже этой цифры недостаточно для обороны активного участка линии соприкосновения. Но попробуем рассчитать самостоятельно и проверить в реальности эту цифру.

В Сухопутных войсках РФ имеется 8 мотострелковых дивизий и 19 бригад.

В каждой дивизии, в среднем, 3 мотострелковых полка, хотя может быть два и четыре. В каждом полку и бригаде — по три мотострелковых батальона. Хотя, тоже где-то могут быть отклонения.

Исходя из средних оценок, что в каждой дивизии есть 9 батальонов, мы получим, что в целом по Сухопутным войскам мы имеем около 130 батальонов или БТГр.

Ещё около 40 батальонов имеется в Воздушно-десантных войсках.

И, большому счёту, здесь мы выходим на цифру, о которой говорит министр обороны.

Ещё порядка 20 батальонов имеется в составе морской пехоты, и ещё 20 — в составе береговых войск. Итого 40. Эти части предназначены для действий на береговых направлениях, подчиняются флотам, видимо, по этому Шойгу их не учитывал.

Всего в сумме мы получаем 210, вроде, неплохо. И, в принципе, получаем подтверждение словам министра обороны.

210 БтГр — это очень близко к целевым нормативам, если направить все эти части в зону активных боевых действий. Но в том то и дело, что никто не отменял задачу прикрытия других рубежей. И многие из этих соединений остаются в местах своей постоянной дислокации — в Сибири, на Дальнем Востоке, на крайнем Севере. При этом, из их состава, на ротационной основе, батальоны для участия в СВО активно выделяются.

Правда, в наших расчётах мы пока не учли корпуса Народной милиции ЛДНР. Каждый корпус — это несколько бригад по несколько батальонов. Но в случае с войсками ЛДНР надо понимать, что уровень обеспеченности вооружением в этих частях далёк от норматива ВС РФ. Тем не менее, будем считать, что донбасские корпуса дают по 15 батальонов — итого 30 БТГр. Пока в сумме набирается 240.

Да, и у нас есть ещё Росгвардия — порядка 10 бригад, которые должны заниматься охраной тыловых районов. Структура у них не отличается чёткостью. Может состоят из батальонов, а может — и из полков. Есть ещё бригады спецназа ГРУ, но по численности они ещё меньше бригад Росгвардии.

Есть добровольческие подразделения Чеченской республики. Их оценивают в 10 тысяч. И они активно работают. Но оценить, сколько эти подразделения могут дать батальонных тактических групп, очень сложно. Поскольку тяжёлым вооружением они тоже не обеспечены в должной мере.

Но даже если добавить к нашему числу ещё 10 групп, то получится 250.

Но, в целом, от этого добавления общая картина системно не меняется. Сил на украинском фронте у России мало. По мнению экспертов, в зоне боевых действий фактически находится всего лишь около 100 батальонных тактических групп. Что и близко не обеспечивает потребности в устойчивой обороне.

В этой связи решение об отводе войск на Харьковском направлении на тыловые рубежи обороны выглядит вполне естественным и правильным.

Учитывая непростой характер боевых действий на Украине и повышение уровня милитаризации в странах НАТО, становится понятным решение Президента об увеличении численности Вооружённых сил РФ с 2023 года на 140 тысяч человек. Пока неясно, каких видов Вооружённых сил эта мера коснется. Но необходимость роста численности армии давно назрела.

Пока эта потребность закрывалась формированием добровольческих батальонов. На их основе в Нижегородской области уже сформирован целый армейский корпус, в составе 40 батальонов. Судя по численности — это внушительная сила, способная усилить как оборонительный, так и наступательный потенциал наших войск на Донбассе.

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте MilitaryPravda в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах в ВКонтакте, Твиттере, Одноклассниках, YouTube...