Андрей Кузовлев: будущее России зреет "за ленточкой"

0:59

Будущее России зреет "за ленточкой" — в этом уверены казаки-воины, пройдя горнило испытаний штурмами, активной обороной в самых горячих точках СВО.

И еще в том, что тысячелетняя идеология русского мира в очередной раз проверяется огненным мечом войны, что размывать роль мужчины в семье — чревато для Российского государства и что нельзя убивать безоружного человека, даже если это твой противник.

Об этом и еще о сокровенном — казак-доброволец станицы "Магнитной" Второго казачьего военного отдела Оренбургского казачьего войска Андрей Кузовлев, вернувшись "из-за ленточки" с тяжелым ранением, рассказал пресс-службе ВсКО.

— Что самое страшное в СВО?

— Самое страшное — идти по трупам своих парней. И даже не это. А то, что к этому приводит: человеческая трусость, человеческая жадность и человеческая подлость. Потому что бой — это страшно, страшно настолько, что человек превращается в животное, готовое на все, чтобы избавиться от этого страха. Поэтому сильнее страха в человеке должна быть воля. А если человек безвольный, то — воля его товарища, командира. А воля рождается в идеологии, в вере, в совести. Ее подменить выгодностью — невозможно. Только генетическая память спасает нас на данном этапе. И эту кровушку никуда не денешь. Мои, наши предки эту землю поливали своею кровью не раз, не два. Это наша земля и наши люди. Потому совсем другое отношение — и к пленным, и к противнику.

— В СВО кто для вас противник?

— Противник — тот, кто пытается меня убить. Если я вижу, что противник не может меня убить, он сразу перестает для меня быть противником. Когда мы работали на Херсонском направлении, у нас была такая история. Откорректировали артиллерию, накрыли группу противника. Спустя 2 суток — слышим — кто-то кричит. Видим — раненый ВСУ, еще живой. Командир дает задачу: не стрелять. Пусть приходят, забирают, выносят… Проходит день, ночь. Противник снова жив. Никто за ним не вышел. И снайпер — достойнейший воин нашей группы, говорит: "Ребята, я пошел доставать". Я засомневался: одна очередь по нам — и мы там останемся. "А как вы это себе представляете? Он мне сейчас не противник, — говорит снайпер. — У него в руках оружия нет. Что я его должен бросить, чтобы он от жажды умер? Этого сделать не смогу. Сейчас, в первую очередь, это просто человек". В результате мы вчетвером пошли его вытаскивать. Нас прикрывала группа, наблюдали наши "птички". Вынесли этого человека к себе на наблюдательный пункт, отпоили, откормили, по тропе эвакуации отправили в тыл. Такое решение приняли обычные 25-30-летние ребята. При всем том, что шансы зайти на вражеские позиции и выйти обратно — были минимальные. Противник был рядом. В результате дело было сделано. И это позволяет жить дальше. На войне самое главное — не жизнь свою сохранить — каждый человек рано или поздно умрет. А сохранить свою душу. Потому что душа — это то, с чем мы уйдем дальше. Сохранить ее, не разорвать ненавистью. Все разговоры в интернете о том, что ВСУ режут наших пленных, и нам надо делать так же, — ни в коем случае такого не должно быть. Надо оставаться людьми. Надо сохранять душу и сохранять этих людей. Потому что нам с ними надо идти дальше. Это наша земля.

— Вернувшись домой с тяжелым ранением, вы поступили в университет. Почему выбрали правовое обеспечение национальной безопасности?

— Казаки, наверное, больше всех знают, что такое национальный вопрос. Взаимодействие с другими народами происходит постоянно, и нам не надо об этом рассказывать. Вопрос этот очень непростой. Основное его содержание -жить по справедливости с другими народами, потому что мы многонациональная страна, со множеством верований. Но мы, в свою очередь, ждем уважения к нашей вере, к нашему мировоззрению — тех, кто находится на нашей земле, на наших территориях. Поэтому вопрос этот интересный.

— В вашей семье слово главы семьи — закон?

— В нашей семье все не так просто. У меня жена — тоже предприниматель, состоявшийся человек, постоянно стремящийся к саморазвитию. Все конфликты современного общества, связанные с размыванием мужской роли в семье, они есть и в нашей семье. Но хочу всем напомнить, что у мужчины есть мудрость и терпение, благодаря которым он сможет состояться рядом с любой женщиной и добиться, чтобы она слышала его и делала все так, как он решил. Потому что женщина по своей природе создана как дополнение мужчины и без него не может органично существовать. В семье будущее. Только закрыв внутренние вопросы семьи, можно заниматься вопросами общества, в том числе, и бизнеса, предпринимательства. Потому что именно семья, род — это та ниточка, которая связывает наших предков с нашими потомками, через нас. И именно женщина создает эту тропинку в будущее.

— Воин рождается в семье, когда есть тыл?

— Размывать роль мужчины в семье — для нашей страны — в корне неверно. Для нас важно, чтобы мужчина оставался мужчиной. Чтобы он был готов защищать свою семью, свою страну, свой род. И поэтому эти вещи, которые мы, к сожалению, с другим барахлом везем с Запада сюда, вместе с либеральными ценностями, — это то, чего мы не должны здесь допускать. К сожалению, не все это понимают.

— Как воспитываете детей?

— В любви и в строгости. Для детей важно, чтобы рядом были оба родителя. Важно, чтобы вклад в их воспитание был обоюдный. При этом не надо забывать, что главный вклад в воспитание — это личный пример. И именно личным примером ты можешь объяснить своему сыну, что надо Родину защищать. Я собрался уйти СВО, чтобы дети видели перед собой пример мужчины и мужских поступков. И тоже росли настоящими мужчинами.

— Они вас ждали: звонили, писали, присылали рисунки?

— Конечно же. Но здесь важна роль женщины. Главное, чтобы она не делала из этого трагедию. Дети всегда смотрят на то, как на события реагируют их родители. Моя жена не создавала трагедий из того, что я собрался и ушел Родину защищать. Дети смотрели на ее реакцию и понимали, что в принципе, ничего страшного в жизни не происходит. Происходит обыденная, настоящая, рабочая ситуация. Спасибо большое жене, низкий ей поклон за то, что дети прожили эту ситуацию без сильных внутренних переживаний.

— Чувствовали их поддержку?

— Я чувствовал, что меня ждут. И это очень важно для тех, кто там. Чувствовать, что нас ждут, в нас верят, что всеми силами стараются нам помочь, в том числе, молитвой. Костлявая проходила рядом, ручкались с ней постоянно. И все, слава Богу, обошлось. И не без помощи тех, кто в тылу за нас переживал, молился, сопереживал.

 

— Что изменится в вашей жизни после возвращения с СВО?

— Скорее всего не смогу в нынешних историях работать на личную выгоду, в качестве предпринимателя. Буду заниматься общественными вопросами, важность которых я воочию увидел "за ленточкой".

— Например?

— Политическая, управленческая деятельность. Ради этого я пошел в 41 год получать высшее образование. Всего другого в своей жизни добился: материального достатка, самореализации. Понимаю, что без решения общественных вопросов — личная история твоего рода невозможна. Если твой род начинает существовать в каких-то других государственных реалиях, он уже перестает быть твоим родом. Это уже совсем другой генофонд, совсем другой генотип. Размывается именно народная история. То есть, род — он всегда часть народа. А значит, часть территории, часть Родины. Родина — это народ, только привязанный к территории.

— В нынешней ситуации — реально создать условия для развития народа?

— Этим нужно заниматься. Понимаю, что это вещи, которые не случаются сами в себе. И которыми, начиная с 80-х годов ХХ столетия, плотно занимался противник на наших территориях. И в результате, мы имеем то, что имеем. И что не должны иметь наши потомки в будущем. Радует, что за последний год очень сильно продвинулся в нашей стране вопрос идеологии. Потому что все понимают, что без идеологии с серьезными вызовами мы не справимся.

— В чем наша идеология?

— В двух словах: в справедливости в отношении с другими людьми и в совести, которая и есть мерило твоих поступков. Для тех, кто верит в Бога, — это связь с Богом, кто верит в справедливость — это связь со справедливостью. Наша идеология — в этих двух словах: совесть и справедливость. Они и являются нашим культурным кодом.

— В чем, по-вашему, главный ресурс России для победы?

— Политическая воля — главный ресурс, которого нам не хватает на сегодняшний день, чтобы мы ушли от полумер. От этого нам необходимо избавляться, чтобы выстоять. Не факт, что противник даст нам еще один шанс.

— Современное казачество для России что может дать?

— Казачество — это огромный невостребованный ресурс, который у нас есть. В чем он заключается? Во-первых, в исторической памяти. Казак знает о своем крае, о своей истории, о своих предках. То, что его наполняет как раз мотивацией. Я не мог не пойти на СВО, потому что мои предки пять раз поливали территорию Донбасса, Украины своей кровью. Для меня этот вопрос не стоял. Во-вторых, казак — тот, кто ставит на одну планку личные и общественные интересы. А атаман — тот, кто ставит общественные интересы выше личных. Казак генетически готов работать на общее дело. Принадлежность к казачеству не дает казаку никаких выгод, преференций, преимуществ. Слава Богу! Потому что это позволяет нам избавляться от лишних людей в наших рядах. Казачество — огромный ресурс. Но и казачество должно понимать: если мы казаки не на словах, то сегодняшний день — это наша, казачья история. СВО расставляет все грани: кто из нас кем является по-настоящему. Если казак, — значит воин, значит работаешь на общую победу.

— Кто настоящие герои?

— Настоящие герои — именно те, кто выполняет боевые задачи на "передке". Когда говорят о героях, то надо говорить не о тех, кто здесь с медалями на груди ходит, а о тех, кто там остался, и сегодня, и каждый день ставит на алтарь победы свою жизнь. Вот они — настоящие герои. Низкий вам, братишки, поклон, за то, что вы стоите на страже Родины. Даю вам слово, что здесь я буду продолжать работать на нашу с вами общую победу! Все усилия буду тратить на то, чтобы мы с вами, братишки, победили. И мы обязательно это сделаем. Спасибо вам большое, ребята! Низкий вам поклон!

— Что можно сказать парням, кто еще колеблется в выборе пути?

— Инструктор на полигоне нам, добровольцам, сказал: если ты собрался туда, тогда ты должен умереть здесь. Если ты готов умереть здесь, сейчас, в сию секунду, тогда ты сможешь там выполнять задачи и нести нагрузку, которую тебе там придется нести. Поэтому здесь главное — личная мотивация. Мотивация твоя создается здесь. Если перед вами стоят какие-то финансовые вопросы, ну, ребята, тогда штурмы и оборона — не для вас. Потому что пребывание "за ленточкой" не всегда сопряжено с твоим будущим и с продолжением твоей жизни. Ехать туда из-за денег не стоит. Во имя того, чтобы мы могли дальше жить и называть себя русскими — однозначно стоит. Если понимаете, что не можете не пойти и что будущее наше зреет там, — то низкий вам поклон!

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Куратор Александр Артамонов
Александр Артамонов — военный обозреватель, редактор французской версии, ведущий обзоров «Контрольный выстрел» — на канале медиахолдинга «Правда.Ру» *