Военная стратегия в шоке: БПЛА и дроны правят на полях сражений

"Москитная" тактика: БПЛА и дроны перевернули военную стратегию

9:48

БПЛА и дроны стали неотъемлемой частью современных войн. Умение и возможности их использовать с максимальной выгодой ныне очень важны. 

Вспомним: Минобороны РФ сообщило, что около 6.00 Мск 5 декабря "…дежурными средствами ПВО четыре украинских беспилотных летательных аппарата уничтожено и ещё два перехвачено над акваторией Азовского моря…".

Позже эта цифра увеличилась:

"…5 декабря над Крымом и в акватории Чёрного, Азовского моря было сбито 22 "беспилотника"…".

К концу дня можно было вполне с уверенностью заявить, что:

"…Отбита массовая атака дронов-камикадзе на Крым … 22 БПЛА были сбиты над полуостровом, и 13 БПЛА этой ночью были ликвидированы над акваторией…"

Период в военной и исторической науке, так привычный для нашего понимания общевойсковых войн, закончился. Начался период специальных тайных и явных военных операций с элементами асимметричной войны и с применением современных высокотехнологичных новшеств. Беспилотные летательный аппараты стали новой вехой в развитии военного искусства. И хоть БПЛА применяются в военном деле в небольших количествах ещё со времен Второй мировой войны, именно массовое применение их стало возможным на рубеже и в первой половине XXI века.

Разберёмся в терминологии

Дрон (квадрокоптер) — это не совсем БПЛА. Точнее, в контексте современной войны эти понятия смежные, но по своему функционалу отличающиеся.

Беспилотный летательный аппарат — это крупное летающее устройство, которое выполняет полёт без пилота на борту, чаще всего самолётного типа, в военной сфере нагруженное вооружением или средствами наблюдения. Обычно с большим радиусом действия и относительно дешёвый по сравнению с самолётом.

Коптер, он же дрон — асимметричный ответ на это, при отсутствии барражирующих боеприпасов, актуальных средств наблюдения и тех же БПЛА. Квадрокоптер — это сугубо гражданское устройство, купленное в онлайн-магазине и приспособленное для решения тактических задач.

Большое количество пехоты, танковые клинья, артудары — всё это может стать бесполезным, если противник применяет грамотную разведку и наносит точечные удары по тылам и пунктам управления.

На чём основывается такой вывод? На аналитике происходящего в "горячих точках" по всему миру. Массовое применение беспилотных летательных аппаратов и мобильных дронов — это реалии современной войны. В зависимости от задач есть сотни способов, как применить дрон или беспилотник на поле боя для нарушения логистических цепочек в тылу — и ближнем, и даже глубоком. Целями для атак становятся нефтяные объекты, аэродромы и энергетическая инфраструктура. В ситуации СВО на Украине это в том числе террор мирных жителей приграничья и городов в глубине России со стороны киевского режима. Террор именно потому, что стоит напомнить — официально Украина войну РФ так и не объявила, но территорию России активно атакует.

Только за октябрь-ноябрь 2023 года было совершено около 20 (а за год — более 190) налётов на города России с целью уничтожения военных (и не только) объектов.

"…На данный [ 26 ноября 2023 года] момент силами ПВО сбиты БПЛА в районе Наро-Фоминска и Одинцовском городском округе, летевшие на Москву. Также ПВО удалось перехватить и уничтожить несколько БПЛА в Брянской, Тульской и Калужской областях. Пострадавших и серьезных разрушений предварительно нет. На местах падения обломков беспилотников работают представители экстренных служб", — ранее заявил мэр Москвы.

Кто бы мог подумать ещё 50 лет назад, что системы ПВО, "заточенные" под обнаружение крупногабаритных металлических объектов (самолётов, вертолётов, ракет, крупных беспилотников предыдущего поколения) будут малоэффективны перед "москитной" тактикой мелких, еле видимых квадрокоптеров и дронов, изготовленных из материалов, не отражающих, а поглощающих радиоволны?

Надо чётко различать "москитную" тактику на поле боя и применение крупных БПЛА дальнего радиуса для удара по тылам (как было описано выше). Хотя немаловажно понимать, что это две стороны одной медали.

"Москитная" тактика подразумевает беспокоящие действия на относительно небольшой глубине и включает в себя попытки и уничтожение скоплений пехоты, техники и пунктов управления находящихся на первой-второй линии обороны. Налёты квадрокоптеров, начинённых взрывчатым веществом могут нести как разрушительный характер, так и провокативный. Во втором случае это попытка создать у личного состава постоянное чувство опасности, что приводит к истощению его морально-физических возможностей.

Основная задача "москитных" налётов — выведение максимального количества военнослужащих из строя, уничтожение узлов связи, линий коммуникаций, повреждение техники, нарушение логистики, уничтожение блиндажей, позиций орудий, складов.

Относительная низкая (даже можно сказать, "копеечная") цена квадрокоптеров делает эти изобретения человечества незаменимым инструментом для ведения асимметричных боевых действий.

Находясь в обороне, подразделение, которое не имеет средств активного поражения пехотных групп в достаточном количестве (типа миномётов, малой артиллерии), но имеющее запас боевых квадрокоптеров, при грамотном использовании последних, может остановить наступление и даже прорвать оборону противника.

Также основная задача операторов квадрокоптеров — разведка близлежащих позиций и мест скопления противника, отслеживание его передвижения. ВСУ, а впоследствии и ВС РФ, активно включают операторов БПЛА и квадрокоптеров в состав разведгрупп и диверсионных подразделений.

Скрытно и коварно. Оружие диверсантов

Простое описание повседневной ситуации из зоны СВО: идёт колонна на маршруте, и её караулит ДРГ. ДРГ состоит из четырех-пяти военнослужащих: командир группы, связист, оператор средств наблюдения (квадрокоптера) и, например, миномётный расчёт небольшого носимого бесшумного 82-мм миномёта типа 2Б25 "Галл" (как вариант — аналог миномёта, состоящий на вооружении ВСУ, М60-16 "Камертон"). Командир выбирает позицию, оператор поднимает "птичку" и высматривает цель в пределах двух-трёх километров, расчёт миномета — готовится начать применять свою "адскую машину" в действии. А дальше — рутина любых военных действий. Обнаружили колонну (иную цель: группу пехоты, одиночную единицу техники, блиндаж, блокпост и т. д.), выпустили несколько мин по ней, скорректировали, выпустили ещё несколько артиллерийских мин, собрались и растворились в лесном массиве.

На всю боевую работу в таком эпизоде ушло чуть более десяти минут.

Потом "ищи — свищи", прочёсывай леса, пытаясь найти маленькую группу.

Другой вариант: группа, всё так же, но без миномета. Каждый член группы имеет при себе дешёвый квадрокоптер, начинённый взрывчатым веществом. Каждый выбрал себе по цели в колонне, запустили, уничтожили, что хотели, и опять растворились в лесу. А ведь так воюют и в позиционных боях — в окопах. Также обрабатывают противников и при штурмовых действиях.

Кстати, подобное уже было ранее, причём довольно результативно.

"…В ночь с 31 декабря 2017 года на 1 января 2018 года боевики запрещённой террористической группировки ИГИЛ атаковали российскую авиабазу Хмеймим с помощью беспилотников…"

Итог налета: два погибших военнослужащих, четыре повреждённых дорогостоящих самолёта.

Бюджетно и сердито

Война — дело дорогое. Один самолёт с обученным экипажем стоит десятки, а то и сотни миллионов из бюджетных денег. Один БПЛА — в разы меньше. Барражирующий боеприпас "Ланцет" стоит 3 миллиона, ну а какой-нибудь "DJI Mavic 3" — от 200 тыс. Конечно, не стоит сравнивать образец вооружения ВПК и чисто гражданское устройство, переделанные под военные нужды, но задуматься стоит.

Военная наука меняется и развивается, как и любая другая наука. Война набрала скорость, стала скоротечна, оперативна и порой молниеносна. Появляются новые способы ведения боевых действий и новые образцы вооружения. Россия — страна с богатой военной историей, её Вооруженные силы не раз доказывали, что могут, и главное — умеют быстро обучаться новым способам ведения войны, новым тактическим приёмам. Главное, чтобы наша военная верхушка это понимала и правильно реализовывала возможности и перспективы.

Автор Алексей Гончаров
Алексей Гончаров — внештатный автор медиахолдинга Правда.Ру
Редактор Кирилл Янчицкий
Кирилл Янчицкий — выпускающий редактор Правды.Ру.
Куратор Александр Артамонов
Александр Артамонов — военный обозреватель, редактор французской версии, ведущий обзоров «Контрольный выстрел» — на канале медиахолдинга «Правда.Ру» *