Опиумные войны стали мировым бизнесом

После провальной Вьетнамской войны американцы расхотели воевать на поле боя самостоятельно и сделали основной упор на прокси-силы. Была ли принципиальная разница между Вьетнамской войной США и Афганской войной СССР? Почему государства поддерживают военные конфликты в других странах?

Почему военные действия часто являются прикрытием государственного наркобизнеса? Какую роль наркотики играют в цветных революциях? На эти и другие вопросы ведущему Pravda. ru Игорю Буккеру ответил доктор исторических наук, заведующий кафедрой историей Дальнего Востока Санкт-Петербургского университета, профессор Владимир Колотов.

Читайте начало интервью: Неудачная война во Вьетнаме научила США воевать чужими руками

Два самых крупных и затяжных локальных конфликта ХХ века — Афганистан и Вьетнам. Владимир Николаевич, была ли принципиальная разница между Вьетнамской войной и Афганской войной?

— Разница, конечно, есть. Тогда кремлевские старцы почему-то решили, что если у американцев не получилось во Вьетнаме, то мы в Афганистане все сделаем. Туда направили опять-таки призывную армию — сделали ровным счетом то, на чем погорели американцы.

А те уже переключились на прокси-силы. Они стали вкачивать деньги в подготовку моджахедов и подключили к этому другие страны.

Причем даже те страны, которые не являлись союзниками Соединенных Штатов, тоже включились в эту тему и стали поддерживать реакционные силы в Афганистане и Пакистане для того, чтобы сдерживать Советский Союз.

В этом участвовали арабские страны, Иран и даже Китай тоже поддерживал моджахедов. Хотя для Китая подобная политика была явно контрпродуктивной, потому что для них лучше было присутствие слабеющего СССР в Афганистане, а не США и созданных им боевых организаций.

Потом появился проект Исламского государства* и других запрещенных религиозно-радикальных, террористических организаций, которые теперь раскачивают ситуацию в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе на Западе Китая. Они сами себе хуже сделали.

Уроки истории, к сожалению, мало кого и чему учат. Чаще всего ситуация развивается по одному из самых худших вариантов.

Государства часто поддерживают конфликты против реальных и потенциальных геополитических конкурентов, но в результате от этих конфликтов страдают и сами. Это можно сказать и про Соединенные Штаты, и про Китайскую Народную Республику, и про нашу страну.

— Недавно вышла в переводе на русский язык книжка журналиста Макса Хейстингса "Вьетнам". Там есть любопытный пассаж о том, что если бы там строили дома или раздавали беспризорным конфеты, то вряд ли люди получали награды. Но наши в Афганистане не только воевали, но и много чего построили. Это до сих пор с благодарностью вспоминают и сами афганцы.

— Совершенно правильно. Но это, конечно, исключение. Обычно во время всех таких конфликтов стараются еще и заработать. И есть еще совсем уж теневая сторона — государственный наркобизнес, но об этом, понятно, предпочитают умалчивать. Особенно это было развито именно во Вьетнаме и соседних странах, а сейчас — в Афганистане.

После образования Китайской Народной Республики в 1949 году, часть оставшихся гоминьдановских сил осела на Тайване, а другая пошла на юго-запад и осела в горных регионах Северного Таиланда, Бирмы, Лаоса и Вьетнама, где занималась производством опия-сырца, который потом доводился до состояния героина и продавался.

— Это называлось "Золотой треугольник".

— Да. В политэкономии этих конфликтов, конечно, очень важную роль играли западные спецслужбы, которые были реальными выгодополучателями от всего этого, потому что полевых командиров можно было тасовать как угодно. Такое сейчас творится в Афганистане. Там заправляют все те же самые действующие лица.

Наркотические войны и цветные революции

В Юго-Восточной Азии "Золотой треугольник" сейчас пытаются поджать, во многих странах за торговлю наркотиками предусмотрена смертная казнь, поэтому из Афганистана пошел просто вал.

Это сейчас — один из основных центров производства героина, который распространяется в очень больших масштабах. С тех пор, как там осели американцы, производство возросло в десятки раз.

Когда наши войска вошли в Афганистан, то они уже начали работу по коррумпированию всех, кто этими вещами занимался, для того чтобы расширить сферу влияния наркомафии на южные регионы Советского Союза.

Это — очень большая проблема и решить ее сложно, потому что очень большие деньги крутятся в этой сфере по всему миру. Наркомафия незримо присутствует практически во всех локальных конфликтах, которые очень часто бывают прикрытием этих дел.

Тему эту открыли, конечно, не американцы. Опиумные войны начала вести Британская империя. С тех пор этого джинна никак в бутылку обратно не загнать. Он вызывает очень много горя, несчастий, разрушений и смертей.

В настоящее время химическая промышленность уже может выпускать дешевые синтетические заменители наркотиков, которые также используются для дестабилизации разного рода стран, территорий.

Психостимулятор каптагон широко использовался для Арабской весны, украинского Майдана и других цветных революций. Он применяется, когда надо подзавести толпу. Это средство — очень дешевое, таблетки производятся миллионами и поставляются в те регионы, где нужна управляемая дестабилизация.

* организация, запрещенная на территории РФ

Беседовал Игорь Буккер

К публикации подготовил Юрий Кондратьев