Казачий атаман: скифский мир — это скрепы для России

Казачий атаман рассказал, что в Донбассе формируется "подразделение амазонок"

3:21

Спецкор Pravda.Ru Дарья Асламова в Донбассе побеседовала с замкомандира батальона "Скиф" бригады "Терек", атаманом из Севастополя, полковником Андреем Полухановым (позывной Кречет).

Он рассказал, как идея скифского мира может объединить всю Россию, почему в СВО формируют "подразделение амазонок" и чем казачество отличается от других войск.

— В СВО участвует много разных подразделений. Почему вы решили создать именно казачий батальон?

— Казачий батальон отличается мотивированностью на войне. Казаки идут добровольцами, для нас война — это ратный труд. Казак — прежде всего воин, а потом уже обладатель гражданской специальности. Для казака смерть от старости не совсем почётная. Смерть казака почётна в бою. Поэтому казак воюет до конца своих дней. То есть пока он живёт, он должен воевать либо наставлять молодёжь, учить ратному искусству.

Сейчас у нас формируется рота "Тыгын Дархан". Это национальный герой Якутии, который объединил народы Якутии. Они приходят к нам со своим национальным оружием, отважно воюют. Мне якуты подарили традиционный якутский нож, очень кровожадный, всегда крови просит. Кому ни даю подержать, все обрезаются.

Наш батальон многонационален, как и скифы, которые были неоднородны. Были исследованы более 100 курганов от Балтики до Дальнего Востока. Оказалось, что генетический материал в них неоднородный: чем дальше на восток, тем больше примеси тюркской, монгольской крови. Но однозначно это единая культура скифского мира. Мы все скифы, это наши общие предки.

— Одно время Россия рвалась в Европу: мол, мы европейцы. А сейчас мы вдруг начинаем возвращаться к азиатчине. Это правильно? "Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами".

— У нас немного перефразируют Блока: "Да, скифы — мы. Да, евразийцы — мы, с открытыми и ясными очами". Мы, скифы, неоднородны, и все азиатские, кавказские республики имеют осколки культуры скифов и скифские гены. Это наука доказала.

Скифский мир является скрепами всего евразийского народа от Европы до конца Азии — это олицетворяет наше сильное, великое прошлое. Поэтому сегодня востребована объединительная идея скифского мира.

Возьмите наш батальон — это микромир, маленькая Россия, здесь видно, сколько народов в нашем батальоне, и мы все живём дружно. Дружно только потому, что у нас братство скифов. Есть правила, которые регламентируют, что надо делать и как себя вести, хотя все разных концессий. Кому хотите молитесь, но поступайте правильно. Это правило вводил Чингисхан. Такие правила были в СССР (как мы расшифровываем: Святой Союз Скифской Руси), когда Иосиф Виссарионович был отцом народов.

Скифский мир и есть те основы, которые были заложены в древние века. Нам ничего не надо придумывать, нужно только взять эти золотые скрепы из скифского золота, которые есть в каждом из нас, и сказать: "Мы единый народ, мы евразийцы". У нас есть всё для того, чтобы жить в мире, бороться с внешними врагами, соединившись вместе, и только тогда мы победим.

— То есть когда украинцы высокомерно говорят, что русские — это не славяне, а орда, нам стоит этим гордиться?

— Конечно, стоит гордиться. Мы великая орда. В Донбассе сплошные скифские курганы. На Украину же недавно передали из-за рубежа скифское золото, которое было собрано в Херсонской области, в Крыму. Это всё скифский мир, основа основ для нас. Поэтому мы и обращаемся: братья, скифы, украинцы, мы хотим, чтобы вы не складывали оружие, не сдавались в плен, а шли к нам с оружием, поворачиваясь в сторону врага, который сделал из вас рабов и заставил воевать против братьев. Объединяемся и вместе идём воевать с врагом — коллективным Западом.

— Люди каких национальностей в вашем батальоне?

— Они из разных мест, но понимают, что коды скифской культуры есть и у них:

  • осетины,
  • якуты,
  • хакасы,
  • казахи,
  • киргизы.

И многие другие народы на нашем постсоветском пространстве. Каждый из них считает себя частью великого скифского мира, объединяющего огромную территорию. А Россия — собирательница скифского мира.

Законы скифов, боевые традиции по большей части сохранились именно в казачестве. К нам охотно идут другие народы, потому что они чувствуют плечо брата, независимо от его национальности, вероисповедания. У нас даже иностранцы есть: нигерийцы, сирийцы. Они видят братские отношения среди командующего состава и рядового состава. Мы называем друг друга по позывным либо "брат", а атамана — "батька".

У нас нет ситуации, как в войсках: "Товарищ командир, разрешите обратиться. Можно ли то? Можно ли это?" Нет, у нас атаману всегда могут указать на его ошибки: "Атаман, ты не прав", и атаман это воспримет нормально. Так же точно и телесные наказания — они для всех, независимо от звания, и это называется "скифский мир", справедливость во всём. Это один из методов воспитания людей, которые не приемлют дисциплины: каждый должен отвечать за свои слова и поступки.

— Какие религии исповедуют ваши бойцы?

— На нашей базе подскока (рядом с линией боевого разграничения) есть место, где мусульмане могут коврик постелить, чтобы помолиться. Рядом стоят христианские иконы, которые мы собрали со всего Соледара, чтобы они не осквернялись. Родноверы ставят свои божества — чуры. Есть даже тенгрианцы — это якуты, которые, как Чингисхан, поклоняются Тенгри, то есть небу.

Наш день начинается с молитвы. Мы читаем молитвы, особенно боевые молитвы, Псалом 90, мусульмане отдельно читают утренний намаз, ребята тенгрианцы тоже молятся по-своему, и родноверы. Мы всем разрешаем молиться так, как их учили родители и духовные учителя. В этом наша сила: мы соблюдаем единые правила, но можем молиться любому святому.

— Здесь все добровольцы?

— Добровольцы. Все, кто сюда пришёл, знают, для чего они пришли. Есть люди, которые вообще не воевали, но пришли себя испытать как мужчины. Есть даже учитель, которому ученики сказали: "Вы говорите о патриотизме, а что же не идёте на войну?" И человек, у него позывной Учитель, пришёл к нам. Он сказал: "В силу возраста я, может быть, не умею то, что может молодой человек, но я могу пригодиться Родине". Когда он вернётся в школу, ему будет, что сказать детям.

Есть диджей. У него даже позывной — Диджей, хотя он у нас повар. Мы смотрим не только на гражданскую профессию, но и на военно-учётную специальность, когда определяем человека, куда он может пойти.

Много людей с боевым опытом, у которых эта война не первая. Например, я прошёл Северный Кавказ, локальные конфликты, Таджикистан. Все войны разные, и сегодняшняя война тоже не похожа на предыдущие. В любом случае это испытание для любого. Человек на войне быстро себя проявляет, какой бы он ни был.

Кстати, у нас есть и женщины, среди них женщины-снайперы. Они замужем, у них есть дети, но они почувствовали, что тут могут быть полезнее, чем дома.

Сейчас при одной из рот формируется "подразделение амазонок", где будут женщины-снайперы с медицинским образованием — универсальные специалисты. Они уже на первых выходах показали себя с отличной стороны.

— Почему ваш позывной — Кречет?

— Когда я был на Северном Кавказе, в Дагестане, один из прапорщиков увидел определённые вещи, которые я делал, не свойственные по тактике, никто этого не делал, поэтому назвал меня Кречет. Это самая крупная разновидность сокола.

Потом люди, которые, кстати, даже не знали мой позывной, подарили мне талисман — перстень. Это серебряный сокол, белый сокол, то есть кречет. Свой талисман я не снимаю даже в боевой обстановке, сверху надеваю перчатку, и он не мешает. У меня была ситуация, когда у сокола отвалилось крыло. Это сакральные знаки: он взял на себя в тот момент очень много негатива, который был вокруг. Мне сказали: "Это веха твоей жизни уже в прошлом, сейчас идёт новая жизнь. Ты должен взять нового кречета", — и дали новый талисман. Я его с тех пор ношу, и он помогает.

Моим девизом являются слова, которые написаны на моей родовой шашке: "Любите народ наш, храните веру православную, уничтожайте врагов Отечества". Если мы, казаки, это будем соблюдать, мы будем непобедимы. СВО показала, что казачество жизнеспособно, оно нужно своей стране, потому что мы по зову сердца приходим сюда, воюем, идём вперёд, погибаем и живём.

Читайте также: Репортаж Дарьи Асламовой из Луганска: "Мы сейчас просто возвращаем своё"

Автор Дарья Асламова
Дарья Асламова — журналист, корреспондент Pravda.Ru.
Редактор Марина Севастьянова
Марина Севастьянова— филолог, журналист, редактор Правды.Ру
Куратор Александр Артамонов
Александр Артамонов — военный обозреватель, редактор французской версии, ведущий обзоров «Контрольный выстрел» — на канале медиахолдинга «Правда.Ру» *