Источник Правда.Ру

Эксперт: Террористов не выдают по политическим соображениям

На прошлой неделе "Правда.ру" рассказывала о том, что журналистам ИА "Известия" удалось сделать то, что долгое время не удается спецслужбам: они нашли троих террористов, которые были объявлены в международный розыск. Как оказалось, все трое спокойно и особо не скрываясь живут в Турции.

Более того, о том, кто эти люди, прекрасно осведомлены турецкие силовики. Как так получилось, что опасные террористы, руки которых, вероятно, по локоть в крови сознательно "не замечаются" теми, кто, по идее, должен быть заинтересован в их поимке?

И ведь это уже не первый случай, когда западные страны не выдают России террористов, нашедших убежище на их территории. Достаточно вспомнить чеченского бригадного генерала Ахмеда Закаева, который не просто живет в Англии, но и снимается там в кино, играя русского генерала. Или Зелимхана Хангошвили, убийство которого на территории Германии повлекло за собой полноценный дипломатический скандал с высылкой наших дипломатов. Причем Россию еще и обвинили в организации этого убийства…

Почему такое возможно на территории "просвещённой Европы"? Журналист "Правда.ру" встретился и поговорил — в надежде получить ответы — с Иосифом Линдером, президентом Международной контртеррористической ассоциации

Как получилось, что турецкие спецслужбы "не заметили" террористов, а журналисты нашли их?

Или правда, что их "не замечают" сознательно?

— Должен сказать, что людей, нелегально находящихся на территории страны — в любой стране — не одна тысяча. Почему так? Это вопрос, наверное, к МИДу. Только консульский сотрудник или МИДовский эксперт может дать информацию, был ли сделан запрос на поиск данных людей или не был, и по каким каналам. Запросы могут отправляться по линии официальных каналов, а могут — по линии спецслужб. Это разные вещи.

Здесь то же самое. Здесь нужно разбираться серьезно. То, что журналисты находят — это другой вопрос, они ведут свое расследование. А позиция спецслужб — вопрос геополитики. Любой специалист в моей профессии знает, что в каждой стране находится по несколько тысяч нелегальных личностей, о наличии которых на территории спецслужбы данного государства либо вообще ничего не знают, либо знают и молчат. Молчат по политическим мотивам. И это норма.

Почему даже Западная Европа, как показывает практика, не выдаёт террористов?

Какую выгоду политики и спецслужбы могут извлечь из таких "гостей"?

Вариантов много. Сомнения в том, что человек причастен к террористической деятельности — это раз. Второе — как я уже говорил — из соображений геополитического противостояния. По закону русского крестьянина: "пусть лучше у меня сарай сгорит, лишь бы у соседа корова сдохла". То есть для того, чтобы "насолить" той или иной стране. И в этом случае вопрос опять-таки к политикам.

Пока у самих гром не грянет, никто и не пошевелится. Сколько раз уж это подтверждалось. Вспомните хотя бы 11 сентября 2001 года и взрывы перед Бостонским марафоном. Сколько раз американским спецслужбам однозначно указывалось и на риск опасной ситуации, и на конкретных лиц, от которых надо беды ждать. И до того момента, пока что-то не произошло, никто не реагировал.

Вопрос в другом: не реагировали или не хотели реагировать, потому что ждали события, для того чтобы его использовать в своих целях? Политика — это искусство возможностей, зачастую довольно грязное. И это тоже не является секретом.

В Англии до сих пор живёт террорист и чеченский бригадный генерал Ахмед Закаев

и даже снимается в кино. Причем в роли русского офицера. Как так?

Это решение конкретного правительства по конкретной личности. На него, наверное, есть какие-то планы. А может быть, очередное highly likely, и тогда любой запрос, например, с российской стороны будет рассматриваться как недееспособный однозначно. То есть он нужен британцам для каких-то политических целей.

А некоторые страны принципиально не выдают своих граждан, что бы там ни было. Да, мы знаем, что он у нас преступник, но мы своих граждан не выдаем. Точка. Все. То есть это позиция страны.

Это очень сложный и неоднозначный вопрос.

В прошлом году у нас вышла книга "Тайные игры спецслужб: тысячелетие в тени секретной дипломатии". Я там как раз привожу не одну сотню примеров, поясняющих, что основные рычаги политики — это секретная дипломатия. То есть та часть дипломатии, которую мы видим по выступлениям, условно говоря, Захарова или некоторые выступления Лаврова — это видимая часть айсберга. А то, что проводится по линии негласных переговоров — это совершенно другое и это более дееспособно.

И любой министр иностранных дел, любой дипломат или сотрудник спецслужб зачастую может серией таких негласных переговоров достичь для страны большей выгоды, чем десятки официальных встреч типа того, что творится вокруг нормандского формата или минских соглашений между Германией, Францией, Украиной и Россией. Там проходят десятки, сотни переговоров, которые позволяют сдвинуться на миллиметр, и, например, несколько секретных переговоров, проведенных доверенными лицами, которые позволяют сразу выйти на уровень подписания каких-то серьезных соглашений первыми лицами. Поэтому мы всегда говорим о видимой части айсберга, а шесть седьмых находятся под водой.

Мы же тоже не выдаем определенных лиц.