Война с США на Украине будет по типу вьетнамской

В мире много кризисных ситуаций, которые могут перерасти в горячие войны. Самый "уязвимый" для России сценарий — Украина. Война здесь будет по типу вьетнамской, считает военный эксперт Сергей Судаков.

Глава Генштаба Валерий Герасимов выступил на брифинге с участием военных атташе иностранных государств. Он сказал, в частности, что Военная доктрина России носит исключительно оборонительный характер, а масштабная модернизация вооруженных сил вызвана крайне недружественными действиями НАТО в отношении нашей страны. По словам Герасимова, сценарии, по которым проходят учения сил альянса, говорят о подготовке к крупномасштабному конфликту.

"Обстановка в мире остается нестабильной, а ее развитие приобретает все более динамичный характер. Во многом это обусловлено стремлением отдельных государств навязать собственные принципы суверенным странам, в том числе с использованием силовых методов. Беспрецедентное политическое, экономическое и информационное давление осуществляется на государства, пытающиеся проводить независимую политику, в том числе и на Россию. В таких условиях нельзя исключать вероятность возникновения кризисных ситуаций, которые могут выйти из-под контроля и перерасти в военный конфликт большого масштаба", — добавил начальник Генштаба ВС РФ.

Высказывания главы Генштаба комментирует для "Правды.Ру" профессор Академии военных наук, американист Сергей Судаков.

— В каких местах конфликты могут "выйти из-под контроля"? Большой масштаб — это какой?

— Выход из-под контроля — это когда мы не можем договориться, и единственный способ договориться — это применение силы. Поэтому первая зона столкновения — это Сирия. Мы помним недавний инцидент в воздухе, когда американский самолет-разведчик зашел фактически на траекторию нахождения российских военных частей. И это означает, что с Америкой у нас сейчас отсутствуют так называемые "красные телефоны", по которым мы можем предупреждать друг друга, можем говорить о препятствии и так далее.

Куда более серьезная ситуация сейчас в Иране. Дело в том, что Соединенные Штаты Америки пытаются максимально усилить свое давление на Иран. Отказались от Совместного всеобъемлющего плана действий по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы и получили в ответ на ультиматум то, что Иран шаг за шагом каждые три месяца повышает уровень обогащения урана, тем самым ведя свою страну к статусу ядерной державы. Если гипотетически Иран станет ядерной державой, готовы ли будут Соединенные Штаты Америки пойти крестовым походом на Иран? Если они пойдут на это силами отрядов спецслужб военно-морских сил США, это может привести к полномасштабному конфликту, потому что Иран — не та страна, с которой можно будет действовать так, как они привыкли — вылазками.

С Северной Кореей вроде бы, казалось, все идет достаточно неплохо. Переговоры Трампа и Ким Чен Ына проходили неоднократно, все обменивались любезностями, добрыми словами. Сейчас мы видим, как происходит интенсификация запуска ракет в Северной Корее. Это, прежде всего, угроза для существования Южной Кореи как таковой. Это прямая угроза для Японии. И конечно же, не надо забывать, что протекционистом или "Большим братом" Северной Кореи выступает большой Китай. И Китай неоднократно заявлял о том, что в случае военного конфликта, конечно же, он поддержит Северную Корею и не даст уничтожить мирное населении просто потому, что Америке не нравится тот режим, который там существует.

Теперь о самом Китае. Сам Китай занимает достаточно жесткую позицию по отношению к Гонконгу. Часто заявляет о том, что существует один Китай, единый Китай, и в этом едином Китае нет места проявлению каких-то слабостей. Соединенные Штаты Америки считают по-другому. Они полагают, что есть достаточно оснований влиять на данный конфликт и что можно попытаться там повторить те сценарии, которые имели место на Украине, то есть, по большому счету, это очередные революции, перевороты и так далее.

В этом же регионе никаким образом не утихает и конфликт в Южно-Китайском море. Китай на сегодняшний день размещает довольно большое количество ракет средней и меньшей дальности. Китай никогда не входил ни в какие договоренности об ограничении ракет средней и меньшей дальности, а это означает, что если Китай размещает такие ракеты для защиты островов, то так или иначе готовится к конфликту. Не надо забывать и про тот факт, что Китай на сегодняшний день обладает достаточно большим военным потенциалом, сильнейшей армией и военным бюджетом примерно в 200 миллиардов долларов.

На прошедшем в этом году параде китайцы продемонстрировали новейшее гиперзвуковое оружие. Это означает, что они находятся в шаге от полномасштабной инновационной модернизации всех своих сил, а это достаточно серьезное усиление.

Переместимся в Черное море. Турция, конечно же, является сильнейшей армией в регионе. Турция на сегодняшний день обладает очень мощной армией, которая по рейтингу боеспособности занимает восьмое, девятое и даже седьмое место в зависимости от того, кто как считает. Турция — член НАТО. Конфликт с Турцией, с одной стороны, является маловероятным, но мы видим, насколько легко Реджеп Эрдоган вторгался на чужую территорию, для того чтобы уничтожить своих противников.

И я сейчас полагаю, что Турция — это достаточно серьезный игрок, который лавирует между Россией и Соединенными Штатами Америки, в какой-то момент конфликт может вспыхнуть, в том числе и из-за тех военных баз, которые существуют сейчас на территории Турции, где размещены достаточно большие силы натовские и американские в том числе. И под видом санкций, под видом нажима это может привести уже к настоящему конфликту.

И конечно же, Украина — близкая и понятная нам тема. Соединенные Штаты Америки относятся к Украине как к очагу, который всегда можно будет разжечь. И это пламя, которое будет разгораться близ границ Российской Федерации, что будет отвлекать Россию очень сильно от неких глобальных вопросов. Поэтому американцы полагают, что, наверное, самый уязвимый момент в международных отношениях и большой геополитике — это полномасштабный военный конфликт, как было во время Вьетнамской войны, когда Советский Союз поддерживал одну часть Вьетнама, а Америка — другую. Вроде бы южный Вьетнам воевал с северным, а в реальности это была прокси-война, где сталкивались две армии.

Я считаю, что конфликт, где могут столкнуться, взаимодействуя друг с другом, две большие политические силы, может развернуться на Украине. Это очень печально для нас, потому что Украина для нас, с точки зрения ее руководства, абсолютно неприемлема, а с точки зрения простых граждан — это абсолютно родные нам люди. И вот поэтому я считаю, что из всех тех сценариев, которые я описал, для нас этот самый уязвимый.

— Может ли случиться, что этот конфликт на Украине затронет российскую территорию?

— Не надо питать иллюзий, что это может затронуть российскую территорию. Мы сейчас обладаем настолько мощной защитой, что даже те ракеты, которые могут быть с помощью провокации пущены в Ростовскую область, а именно с провокации начинаются конфликты, мы, конечно, собьем, и ни один дом не пострадает.

Да, есть так называемые случайные осколки, случайные жертвы, которые могут быть. Но поймите, масштабное нападение на Россию… Это называется казус белли. Если украинская сторона под видом обстрела непримиримых территорий или еще чего-то, подстрекаемая Западом, захочет нанести удар по территориям Ростовской области, то это автоматически будет означать одну простую вещь: это казус белли, это война.

Это война, но война не с простой державой, а с ядерной державой. А война с ядерной державой чревата.

— Когда такие речи, как у Герасимова, говорят американцы, дескать, "Россия нам угрожает", мы отвечаем, что они это из-за того, что хотят увеличения военных бюджетов. У нас так же?

— Ни в коем случае. Мы только и делаем, что сокращаем бюджеты.  Вы извините, но военный бюджет Америки — практически 738 миллиардов долларов, а бюджет России при всех подсчетах не превышает 47 миллиардов долларов, если считать в долларовом эквиваленте. Практически в двадцать раз отличается. Но есть принцип достаточности и принцип эффективности. Мы, Россия, как раз руководствуемся принципом достаточности. Чтобы застрелить человека, достаточно одной пули. Не нужно иметь целую обойму. И всегда есть одно правило: ни одно оружие никого не убило. Убивают люди.

 Читайте по теме: 

Как США страх перед ядерной войной потеряли

Украинский политик не против того, чтобы "принять пару областей" России

Медведчук: силовой возврат Донбасса - это самоубийство

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте MilitaryPravda в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах в ВКонтакте, Твиттере, Одноклассниках, YouTube...