К чему привела геополитическая нерешительность России

Сегодня многие упрекают Россию в отсутствии твердой позиции там, где нужно отстаивать свои национальные и геополитические интересы. И именно поэтому наши сателлиты, которые изначально смотрели на Москву, открыв рот, становятся все более и более самостийными.

Своим мнением по этому вопросу в студии программы "Точка зрения" с главредом издания Инной Новиковой поделился главный редактор журнала "Национальная оборона", военный эксперт Игорь Коротченко.

Читайте начало интервью:

"Северный поток-2": вассалы США докатились до военного шантажа

Россию принуждают силой убеждать Украину, что она не права в отношении Донбасса

Коротченко: "Войска уже в пути. Будем брать Киев"

Военный эксперт указал, что надо срочно национализировать в России

Военный эксперт: России пора перестать "сопли жевать"

— У России длинная история, и всегда удавалось вернуть утраченные позиции…

— Здесь не могу согласиться. Да, у России длинная история. Но раньше, проиграв ту или иную войну, мы всегда могли восстановить былые позиции.

Последний пример этому — Советский Союз.

  • Отделались тем, что потеряли Финляндию и Польшу.
  • Но в 1945 году по результатам Потсдама и Ялты фактически Польша вошла в орбиту наших интересов как социалистическая страна, член Варшавского договора, продвинулись вперед, а Финляндия взяла на себя роль нейтральной страны, дружественной нам, и поставляла нам все, что мы просили. Мы взамен давали ей там тоже чего-то.

Распад СССР необратим

Страны бывшего постсоветского пространства становятся членами НАТО. Первые три страны — Литва, Латвия, Эстония. Мы их уже никогда не вернем. Война с НАТО означает ядерный конфликт с США. На это никто не пойдет. Это потерянные территории для нас.

  • Точно так же будет потерян целый ряд других постсоветских государств.

Да, Россия переживала разные эпохи. Но сейчас то, что происходит, — уже необратимый характер носит.

Мы не сможем уже путем геополитического влияния или военных действий вернуть то, что нам раньше принадлежало. Потому что здесь мы будем уже фактически стоять перед дилеммой: начать ядерную войну или нет.

И в этом трагизм ситуации.

Я в данном случае намеренно сгущаю краски только с одной целью:

  • пора понять, что надо действовать, создавать инфраструктуру влияния на постсоветском пространстве.

Мы все время как бы опаздываем или вкладывались не туда, куда стоило бы.

  • Финансировали Януковича, финансировали других президентов Украины за счет различного рода сделок с газом, кормили там толпу людей, которые нам обещали, что они приведут на Украине лояльные политические силы к власти.

А ведь на десятую часть этих денег могли бы создать русскую партию Украины, мы могли бы скупить все крупные украинские информационные каналы и холдинги и через информационную политику влиять уже на дальнейшее развитие ситуации на Украине.

Надо было создавать позиции влияния, как это делали американцы и англичане. А у нас был посол Черномырдин, потом Зурабов, которые доказали свой полный непрофессионализм.

На постсоветском пространстве должны работать послы — активно наступательно.

У нас только один такой посол Бабич в Минске.

Чем это все кончилось, помним. Его оттуда выперли, к сожалению. Мы пошли на поводу у Александра Григорьевича Лукашенко. А в результате процесс интеграции там же, где был и 10-15-20 лет назад.

— Да, это удивительно, как он меняет свои слова.

— Мы 20 лет это наблюдаем. При всем уважении к Лукашенко. Я к нему отношусь лично с глубоким уважением. Действительно талантливый политик, крепкий хозяйственник.

Еще раз говорю, что есть различные пути для того, чтобы склонять наши братские республики к тесной экономической и военно-политической интеграции с Россией.

Но время идет, мы позиции теряем. И получается, как сказал тот же самый Черномырдин:

"Хотелось как лучше, а получилось как всегда".

Наши потомки нам этого не простят.

Редактор: Ольга Лебедева